АНДРЕЙ ЗИМИНСКИЙ, МИНСК, БЕЛОРУССИЯ. ТОПОНИМИКА ХОР-ТАГНИНСКОГО МО

Топонимика – наука о географических названияхвсегда загадочна и интересна. Если происхождение некоторых названий понятно каждому, то другие вызывают множество вопросов. Особеннокогда происходят они из языков народов, ныне исчезнувших из данного региона или вообще с лица Земли. До прихода русских основным населением Заларинского района были буряты. Поэтому и значительная часть топонимов района происходит из бурятского языка. 


В центральных и северных частях района среди названий населенных пунктов (ойконимов) преобладают русские отыменные/отфамильные названия, которые обычно давались по имени/фамилии первого жителя, в годы Столыпинской аграрной реформы также по фамилии «инженера» – человека, нарезавшего и измерявшего участки для будущих переселенцев. Однако и там доля населенных пунктов с нерусскими названиями довольно значи- тельна, что уж говорить про названия рек (гидронимы) и урочищ.


Хор-Тагнинское муниципальное образование расположено на таежном юге Заларинского района, в предгорьях Восточного Саяна, на границе с Республикой Бурятия. Здесь среди гидронимов, оронимов (названия гор) и иных топонимов бурятские названия преобладающие. Однако кроме них здесь присутствуют также топонимы, объяснение которым можно найти в других языках народов России. В Окинском районе Бурятии, граничащем с Заларинскимпроживает тюркский народ сойоты, в западной части Восточного Саяна тувинцы, хакасы, тофалары. С этим связано наличие на территории Хор-Тагнинского муниципального образования и Заларинского района в целом тюркоязычных топонимов. Также предполагается, что именно тюрки были домонгольским населением этих мест.


Кроме того, здесь встречаются и топонимы географических названиях предположительно эвенкийского происхождения, хотя основной ареал проживания эвенков находится значительно севернее. Также на территории муниципального образования можно найти и труднообъяснимые 

названия, вероятно, происходящие из самодийских или енисейских языков языков ныне исчезнувших народов, которые также когда-то проживали на данной территории

Опираясь на вышеизложенное, попытаемся объяснить топоним Хор-Тагна и другие названия Хор-Тагнинского муниципального образования. В работе использованы материалы публикаций топонимистов Станислава Гурулева, Геннадия Бутакова и Матвея Мельхеева, директора Заларинского краеведческого музея Галины Макогон, а также данные, предоставленные ею и топонимистом-любителем Игорем Фефеловым (известный иркутский орнитолог).


Происхождение названия Хор-Тагна


Село Хор-Тагна расположено в месте слияния рек Хор-Тагна и Тагна. Первую часть названия села и реки Станислав Гурулев связывал с бур. «хоор» – «два» (диал., обычно звучит как «хоер»)[1]. В таком случае, Хор-Тагна можно перевести как «вторая Тагна», сравн. название деревни Хор-Бутырина в соседнем с Хор-Тагнинским Черемшанском муниципальном образовании. Менее вероятна связь с бур. «хара» – «черный». Гидроним Тагна встречается также в Тулунском районе. Существует версия, что он образован от названия бурятского тагнитского рода, перекочевавшего в эти места из района Тункинской котловины (ныне Тункинский район, Бурятия). Об этом же свидетельствуют и документы, согласно которым именно представители этого рода проживали в районе Хор-Тагны в начале XX века, когда сюда приехали столыпинские переселенцы, основавшие село. По другой версии, название Тагна является бурятским искажением тувинского слова «таңды» – «высокая гора», «высокогорная тайга». Во времена существования Танну-Тувинской народной Республики (образована в 1921году, в 1926 году название Танну-Тува сменилось на Тувинская Народная Республика) (тувинское название «Таңды Тыва») буряты называли ее «Тагна Уряанхай», а монголы – «Тагна Урианхай» («урианхай» – название древнего монгольского рода, также этим словом называли и тувинцев). Возможно, и название Тагна является бурятским искажением тувинского слова либо просто бурятским обозначением тувинцев места, где они жили. Станислав Гурулев объяснял данный топоним иначе: от тюркского «таг» – «гора», «-на» – суф- фикс[1]. Истоки рек с названием Тагна и вправду находятся в горах. Кроме того, на ряде топографических карт отмечена форма Танга, что может свидетельствовать об эвенкийском происхождении названияЭвенк. «таӈа» может переводиться как «кость (побелевшая от времени)»; «тощий», «худой», «сухой»; «осетр». На наш взгляд, каждая из этих версий может иметь право на существование.


Топонимика Хор-Тагнинского муниципального образования


* Адунай-Жалга, Дунда-Адун-Жалга,

Дэдэ-Адун-Жалга, Додо-Адун-Жалга (гидронимы) - элемент «адун», вероятно, от бур. «адуун» – «табун скота» и «жалга» – «падь», «лощина», т. е. Адун-Жалга означает «табунная падь». «Доодо» с бурятского «нижний», «дунда» – «средний», «дээдэ» – «верхний».

* Ангаш (река) – вероятно, связано с эвенк. «аӈа» – «пасть зверя», «щель», «-ш», по-видимому, сокращение суффикса «-ша», который является диалектным вари- антом собирательного суффикса «-са».

* Антай(ка) (протока р. Оки) – от бур. «ан» – «зверь», «антай» – «полный зверей и птиц, изобилующий дичью».

* Арзома (река) – по мнению Игоря Фефелова, происходит от бур. «ара» – «задний» или «северный» и «зама» – «путь», «дорога», то есть «задняя или северная дорога». При этом, возможно, это самодийский топоним с топоформатном «ма» – «вода».

* Балда (гора) – Станислав Гурулев объяснял данный топоним от прозвища Балда[1]. Однако в данном случае важно учесть, что слово «балда» происходит от тюркского «балта» – «топор». По- видимому, именно это слово лежит в основе топонима. Слово «балда» имеет также значение «шишка, нарост на дереве», «утолщение». Родственным является бур. «балдайха» – «становиться толстым», «толстеть», «тучнеть». В ряде диалектов русского языка «балда» значит также «голова», «башка».

* Бахвалово (исчезнувший населенный пункт) – отфамильное.

* Башкан (хребет) - вероятно, связано с тюркским «баш» (сойот., тоф. «баъш») – «голова», также стоит отметить тюрк. «башка» (тув., алт. «башка», сойот. «баъшка», тоф. «баъшӄа») – «другой», иной», «прочий», также «находящийся порознь», «изолированный», «разобщенный», «отдельный», «раздельный».

* Бомы (исч. заимка) – название происходит, вероятно, от тюркского «боом» – «обрыв», «речной откос», «прижим». Менее вероятна связь со словом «боны» – «заграждения из плавучих бревен, плотов, металлических сетей, защищающие вход в гавань».

* Буректа (река) – Геннадий Бутаков предполагал, что топоним может быть родственным топониму Бугарикта и происходить от эвенк. «бугар» – «новая гарь», «выгоревший лес»[2]. Связь с бур. «буураха» – «спадать», «убывать», «убавляться (о водев данном случае маловероятна.

* Бурхан-Турта (река) – «Бурхан» в переводе с бурятского «Бог», «Будда», также этим словом иногда называются буддистские идолы, а также священные места. «Турта», по мнению Игоря Фефелова, скорей всего, происходит от западнобурятского «тура» – «дом» и суффикса обладания «-та» или от названия бурятского рода тэр- тэ.

* Буту-Жалга (река) – по мнению Станислава Гурулева, от бур. «бүтүү» – «закрытый», «глухой»[1]. Менее вероятна по фонетическим причинам связь с бур. «бута» – «кочка», хотя трактовка «кочковая падь» хорошо подходит по смыслу.

* Бухулдэй (река) – значение этого и многочисленных схожих топонимов определил Геннадий Бутаков. По его мнению, название переводится с тюркских языков как «мудрый (одна из ипостасей божества) пришел». В татарском языке по подобной схеме до сих пор образуются имена. Объяснение от бур. «боохолдой» – «домовой», «дух», «черт» является вторичным [3].

* Вердигуль (река) – данный топоним очень сильно искажен, и определить его происхождение крайне трудно. Возможно, первоначально он назывался «бээрэтэ гол» (от бур. «бээрэхэ» – «зябнуть», «мерзнуть»). Однако это только гипотеза. Скорей всего, топоним происходит из енисейских языков (например, аринского), где «kul’» может означать «вода».

* Воентуй (река) – несмотря на созвучие со словом «война», «военный», топоним, скорее всего, является искаженным бурятским. Звука «в» в бурятском языке как такового нет, при этом суффикс «-туй» (видоизм. «-тай»), очевидно, бурятский. Бур. «баян» ознчачает «богатый», «богатство», «баянтай» – «имеющий богатства», «богатая местность».

*Гангай(протокар.Оки)–отбурганга» – «яр», «овраг», «рытвина», «ганг» – «трещина», «щель» (по И. Фефелову).

* Гихей (хребет, река) – Игорь Фефелов связывает данное название с бур. «гахай» – «свинья», «кабан».

* Гольцовая (река) – возможно, от названия рыбы голец или от термина голец оголенная скалистая вершина, окруженная щебневым шлейфом, поднимающаяся выше границы лесной растительности и зоны аль- пийских лугов. А может, от Гольцы (оголенные горы)?

* Гуник (река) – по мнению Станислава Гурулева, название происходит от бур. «гуниг» – «печаль», «грусть», «тоска», «уныние»; «грустный», «печальный», «полный тоски»[1]. При этом не исключена связь с бур. «гүн» – «глубина», «глубокий».

* Гунэугуй-Жалга (гидроним) – возможно, от бур. «гүн» – «глубокий» и «уһатай» – «водный», т. е. «глубоководная лощина». По мнению Игоря Фефелова, название могло иметь первоначальную форму «Гунзугуй», и происходит оно в таком случае от бур. «гүн зууга» – «глубокие оросительные каналы», «Гунзуугай-Жалга» – «падь, где есть глубокие оросительные каналы».

* Дабан-Жалга (река) – от бур. «даба- ан» – «перевал» и «жалга» – «падь», т. е. «перевальная падь».

* Далдарма (река) – Игорь Фефелов не исключает, что название происходит от названия бурятского женского име- ни Долгорма. Станислав Гурулев, однако, производил это название от эвенк. «далда-» – «укрыть», либо от эвенк. «далды» – «вкусный», «сладкий», «-р» и «-ма» –суффиксы. Не исключено и самодийское происхождение топонима.

* Драмсатай-Сала (река) – «һалаа» в переводе с бур. «развилина», «рукав реки». 

Тогда, по мнению Игоря Фефелова, все название означает «рукав реки, где что-то придавливают или нагружают». «Дарама» в переводе с бур. «тяжесть», «-са» – суффикс действия (отглагольный суффикс места). По другой версии, первоначально название звучало как «Дарсатай-Сала», в таком случае первая его часть объясняется бур. «дарса» – «густой труднопроходимый лес, нагроможденный валежником и порослью»[4].

* Ехэ-Жарбагай, Хахюр-Жарбагай (гидронимы) – «хахюр», вероятно, от бур. «хасуур» – «ель», т. е. «еловый», «ехэ» в переводе с бур. «большой». Название Жарбагай, скорее всего, происходит от бур. «жарбагай» – «ветреный», «легкомысленный». Менее вероятна связь с бур. «жарбагар» – «вертлявый» или «зарбагар» – «широко раскрытый» (о рте, но в переносном смысле часто употребляется и по отношению к рельефу).

* Жарбай(ка) (протока р. Оки) – по мнению Игоря Фефелова, не исключена связь с бур. «жэрбэгэр» – «ровный».

* Жежем (гидронимы) – возможно, эти названия искаженное бур. «жэжэ» – «маленький», «крошечный», «мелкий». Такого же мнения придерживался и Станислав Гурулев[1].

* Замостечье, Новины, Дахны, Туусине (исч. хутор) – поселения образованы в 1911-1913 гг. переселенцами из Волынской и Гродненской губернии. Данные названия представляют собой названия немецких колоний близ реки Западный Буг. Их основатели голендры этническая группа немцев, предположительно, близкая к голландцам. Ныне исчезнувшие, эти колонии относились к территории Белорус- сии и Украины, потом Польши. Исконное название «Самостечье» в этих краях фонетически видоизменилось в «Замостечье». Позже названия, принесенные немцами, были изменены под влиянием идеологии на Пихтинский, Среднепихтинский, Дагник. Хутор Туусине утрачен как поселение[5]. Название Дахны (Дагник), возможно, связано с нем. «Dach» и польск. «dach» – «крыша» (сравн. белор. и укр. «дах»). При этом Станислав Гурулев производил его от тюрк. «даг» – «гора», «горный хребет».

* Зунтей(ка) (река) – вероятно, от бур. «зуун» – «лето», «зуунтай» – «летний» или от бур. «зүүн» - «восточный».

* Зурхэн-Сарьдаг (гора) – название объяснено Станиславом Гурулевым: от монг. «зүрх(эн)» – «гора с овальной заостренной вершиной» и монг. «сарьдаг», бур. «һарьдаг» - «голец», «безлесная горная вершина»[1].

* Зэйгэн, Бага-Зэйгэн, Нарин-Зэйгэн (реки) – в статье «Что в имени тебе моемназвание «зэйгэн» («зэгэн») объясняется следующим образом: «от бурятского «зэгэ» – «сытная», «дающая вволю насытиться»». Это объясняется тем, что «места, где протекают ручьи, являются территориями коллективной охоты бурят на диких зверей»[5]. Эта версия вполне может быть верной, но существуют и другие. Например, данное название может происходить от бур. «сэгэ- эн» – «голубой». Прилагательное «бага» означает «малый», «нарин» – «узкий». По мнению Станислава Гурулева, название связано с бур. «зээгэн» – «росомаха»[1].

* Зэйрдэгшэн (река) – по мнению Игоря Фефелова, может быть связано с бур. «һарьдаг» – «голец» и «дээшэн» – «подъ- ем». Гольцы в этой местности действительно есть, но не в непосредственной близости от водотока, а на расстоянии около 2-х километров. Более вероятен другой вариант: от бур. «зээрдэгшэн» – «рыжий».

* Илуй (река) – по некоторым данным, название происходит от монг. «илүү» – «лишний», «ненужный» (например, не имеющий хозяйственного значения), однако довольно затруднительно привязать данный термин к географическому объекту. Возможно, это название родственно тюркскому «ылай», что означает «мутный».

* Ирен (гора) – возможно, связано с бур. «ерэ(н)» – «девяносто», также «бесчисленное множество». Также топоним может быть образован от бур. «ерэхэ» – «приходить», «приезжать». Не исключена и связь с эвенк. «ирэ» «дикий олень». А вот связь с эвенк. «иринэ» – «точило» в данном случае менее вероятна, хотя и не исключена, как и с хак. «ирен» – «мужчина», «мужской».

* Катедан (река, падь) – по мнению Игоря Фефелова, название, скорей всего, происходит от искаженного бур. «хатаха» – «высыхать», «пересыхать» и «уһан» – «вода».

* Котылгей (река) – по мнению Игоря Фефелова, может происходить от бур. «хотолхо» – «загонять скот в стойло» или от «хотойлгохо» – «изгибать», «наклонять», или же от «хэлтэгы» – «наклонный», «кривой» (сравн. Колтыгей).

* Курдук (гора) – возможно, от бур. «хүрдэг» – «ястреб-тетеревятник». При этом надо учитывать схожие тюркские слова, а именно: сойот. «кур» – «пояс», «курлығ» – «имеющий пояс или кушак, подпоясанный», тув. «кур» – «пояс», «ремень»; «стена двора (например, скотного)»; «нетронутый», «целинный», а также тув. «кыр» – «грань», «горный хребет», алт. «кыр» – «гора», «выступ», сойот. «кыр» – «скоблить». Вторая часть названия, в таком случае, является видоизмененным тюркским суффиксом обладания. Не исключена связь с русск. «курдюк» – «жировое отложение в задней части туловища, у хвоста, у курдючных овец», которое, в свою очередь, было заимствовано из тюркских языков.

* Куркавка (река) – Игорь Фефелов предполагает, что это название, возможнорусифицированное бурятское и происходит от слова «хурх» – «ловушка на соболя».

* Курлуй (урочище) – возможно, от бур. «хурлаха» – «оставлять до следующего года как запас». Вероятно, буряты делали здесь запасы продукции.

* Мономер (падь) – по мнению Игоря Фефелова, название может происходить от бур. «манаха» – «стеречь», «караулить», или «манарха» – «затуманиваться» + «-мэр» – отглагольный суффикс с возможностью или свойством, или «-мар» – отгла- гольный суффикс с результатом действия. В таком случае топоним Мономер может про- исходить от бур. «манамэр» – «место, где можно стеречь» или «манарамар» – «способный покрываться туманом».

* Моружин (река) – по фонетическим причинам можно предположить связь с бур. «моришон» – «конюх», однако в таком случае смысловая нагрузка остается не до конца ясной.

* Мухутай (река) – вариантов происхождения этого названия довольно много, например, от бур. «муухай» – «грязный», «запачканный», «поганый», от бур. «мүхэхэ» – «изнуряться», «уставать», менее вероятна, хотя и не исключена, связь с бур. словами «мүнгэтэй» – «серебряный», «могойтой» – «змеиный», «мойһотой» - «черемуховый».

* Патархай (исчезнувший населенный пункт, официальное название было Георгиевский) – по словам местной жительницы, название Патархай происходит от названия места, где буряты, разделывая скот, оставляли потроха (по-бурятски «потроха» – «пооторхо», слово заимствовано из русского). Это, конечно же, типичный образчик народной (или ложной) этимологии. Но данный топоним действительно является бу- рятской интерпретацией русского названия.Бурятское «паатархай» – это адаптированное русское слово «батрак». Для сравнения: «каторжник» по-бурятски звучит как «хаатаршан», «варнак» – «барнаг».

* Под Дабаном (урочище) – в основе названия лежит бур. «дабаан» «горный перевал», «крутой подъем». Слово находит соответствие в тюркских (например, тув., якут. «дабаан») и тунгусо-маньчжурских (эвенк. «даван») языках[6].

* Правый Сарам (опустевший населенный пункт, деревня Левый Сарам на другом берегу Оки в Зиминском районе) – в переводе с бур. «сарам» «заболоченная поляна». Однако, по мнению Геннадия Бутакова, название этих населенных пунктов происходит от хак. «сайрам» – «мелкое место на реке», «перекат». В этом месте на Оке действительно расположены перекаты[3]

* Русь (заимка лесника, ранее деревня) – по одной из версий, местные жители - переселенцы из Уфимской губернии, татары или тептяри, говорили о себе: «Бэз кильдег Русьтан», что означает «Мы приш- ли с Руси». Русью они называли европейскую часть России[5]. Существует предположение, что название имеет отношение к якут. «өрүс» – «река». Однако против этой версии говорят следующие факты: во-первых, речка Бухулдэй, протекающая возле деревни, слишком маленькая, чтобы ее назвали просто «река» (так обычно называли крупные реки, для меньших по размеру речек у якутов использовалось слово «үрех» («юрях»)). Во-вторых, называется она Бухулдэй, а не Арыс. Так что название населенного пункта связано непосредственно со словом Русь, и общепринятая версия верна.

* Додо-Сайрта, Дэдэ-Сайрта (реки) – от бур. «сайр» – «сухое русло», «доодо» – «нижний», «дээдэ» – «верхний».

* Сахир (гора) – название объяснено Станиславом Гурулевым и происходит от бур. «сахир» – «белесый», «бледный»[1].

* Сачки (исч. нас. пункты Окинские Сачки, Шерагул-Сачки) – есть сведения, что название Сачки взято переселенцами для обозначения населенного пункта на кар- те[5]. По мнению Игоря Фефелова, термин «сачки» – искаженное бурятское «саашха» – «с той стороны», «с противоположной стороны от чего-либо». Станислав Гурулев считал название отфамильным[1]. В этом месте река Ока делает сачки, излучины.

* Сортэ (гидронимы) – возможно, связано с бур. «соор» («суур») – «дудка», «стрела (стебель трубчатых растений)». Такие дудки часто изготавливались из репейника. От этого растения, возможно, и произошел топоним Сортэ (сравн. Сорты в Троицком МО Заларинского района и Сурта в Осинском районе). Не исключена связь с бур. «соорохо» – «продырявливаться». Также название могло произойти от географического термина «сор» – «мелководный залив», который происходит из хантыйского языка, однако широко используется тюрками и бурятами. В Ханты-Мансийском Автономном округе можно встретить топоним Сортым, который происходит от хант. «сорт» – «щука». Станислав Гурулев связывал название с этнонимом сарты, которым буряты называли выходцев из Средней Азии[1].

* Сосюрты (река) – вероятнее всего, на- звание происходит от бурятского «сахюур» – «кремень».

* Танкаса (река) – по словам И. Фефелова, топоним образован, скорее всего, от бурятского «танаха» «отрезать», «укорачивать» или «тангайха» – «быть сраженным замертво», не исключает и связи с «тангариг» – «клятва», «обет». Суффикс существительного «-сав бурятском языке многозначный, могущий означать или исполнителя действия, или процесс, или результат, или совершившееся действие. Однако нельзя исключать, что название это добурятское. Возможно, оно происходит из языка кетов и переводится как «тъӈтусь» – «каменный», «каменистый». Более убедительно звучит версия Станислава Гурулева: от эвенк. «тааӈкии» – «заводь», «стари- ца», «-са» – суффикс, имеющий собира- тельное значение[1].

* Тобогор-Жалга (река) – от бур. «тобогор» – «выдающийся», «выступающий» (над поверхностью), т. е. «выступающая над поверхностью падь».

* Улясота, Дэдэ-Улясота (реки) – от бур. «уляаһатай» – «осиновый», «дээдэ» – «верхний». Такое же объяснение давал Геннадий Бутаков[3].

* Уршаты(й) (исчезнувший населенный пункт) – по мнению Игоря Фефелова, данный топоним происходит от бур. «уруужатай» – «место спуска». Возможно, это название связано с местом спуска к берегу реки Оки. По мнению Станислава Гурулева, в основе топонима лежит бур. «урша» – «течь, протекать», «плавать»[1].

* Ухагшан, Ухагшин (реки) – от бур. «ухаагшан» – «каурый», «светло-каштановый». Такую же версию высказывали Игорь Фефелов, Станислав Гурулев[1].

* Харагун (название ряда рек, ручьев) – один из самых распространенных бурятских топонимов, происходящий от бур. «хара» – «черный», вторая часть, по мнению матвея Мельхеева, происходит от бур. «уһан» – «вода»[6], Станислав Гурулев связывал ее с бур. «гүн» – «глубина»[1].

* Халярты (гидроним) – от бур. «халяар» – «черемша». Топоним неоднократно встречается в районе и за его пределами[5].

* Харикен (составная часть названия ряда гор) – вероятно, от бур. «хайр» – «галька», «щебень», «песчаная коса», «песчаник», «-хан» – уменьшительный суффикс. Возможно, на таких горах имеются выходы песчаных отложений[4]. Не исключена, хотя и маловероятна, связь с бур. «хайрхан» – «бедненький», «жал- кий». Также стоит учитывать бур. «хари» – «чужой», «враждебный». Маловероятна в отношении этого топонима связь с эвенк. «харги» – «мелкий лес», «черт», «злой дух» и уменьшительным суффиксом «-кан».

* Хогот (гидроним) – от бур. «һогоон» – «самка изюбря», «маралуха», «һогоото» – «место, где водятся маралы» (изюбри),

И что в имени твоем или от названия травы хогон, сравн. Хогот в Баяндаевском районе (по М. Мельхееву)[6]. В целом топоним довольно распространен.

* Хорлоты, Хорлотей (названия ряда урочищ) – от бур. «харлаха» – «чернеть», «темнеть». Это название произошло, возможно, от того, что зимой во льду окрестных водоемов часто образуются промоины[6].

* Хундэй (гидроним) – от бур. «хүнды» – «пустой», «полый», «пустое пространство», «пустота»; диал. «долина» (монг. «хөндий» – то же) или от бур. «хүндэ» – «тяжелый», также «честь», «достоинство», «почет», «уважение» (монг. «хүнд» - то же). Топоним распространен в области в форме Кундуй[6].

* Хусан-Жалга (река) – от бур. «хуһан жалга» – «березовая падь».

* Хэнигтэ (Ехэ-Хэнигтэ и Бага-Хэ- нигтэ альтернативные названия рек Большая и Малая Зимовная) – несмотря на то, что в названиях присутствуют бурятские элементы «ехэ» – «большой» и «бага» – «малый», само название Хэ- нигтэ является добурятским и происходит от эвенк. «хэнектэ» – «название растения (корнеплода)», «название травы, которой лечат оленей от кашля».

* Шалот (урочище) – от бур. «шулуу» – «камень», «шулуута» – «каменистый». Данный топоним является довольно распространенным[5],[6].

* Шанагол (водоток) – от бур. «ша- наа» – «скула», в переносном значении «излучина», «изгиб реки» и «гол» – «ру- чей»[5],[6].

* Шерагул (название ряда рек, ручьев) – один из самых распространенных бурятских топонимов, «шара гол» означает «желтый ручей»[6].

* Шэлэ (горный хребет) – возможно, от бур. «шэлэ» – «затылок». Хребет напоминает собою затылок.

* Эргейтэ-Ундэр (река) – вероятно, от бур. «эрьэ» – «берег» и «үндэр» – «высокий».

Конечно, сейчас сложно что-либо однозначно утверждать, настаивать на достоверности той или иной версии. Многие из перечисленных выше топонимов были расшифрованы топонимистом Геннадием Бутаковым, однако он умер в 2016 году, не успев опубликовать свои материалы. Черновики его работ, к сожалению, пока недоступны для читателей. Надеемся, что когда-нибудь они увидят свет, и мы сможем узнать много нового и интересного о топонимике Иркутской области, в том числе Заларинского района, откуда он был родом.


Словари:

* Бурят-монгольско-русский словарь / Сост. К. М. Черемисов; Под ред. Ц. Б. Цыдендамба- ева. – М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1951.

* Сравнительный словарь тунгусо-маньчжурских языков (Comparative dictionary of Manchu- Tungus languages). Материалы к этимологическому словарю. Издательство ‘Наука’. Ленинград- ское отделение. Ленинград, 1975.

* Василевич Г. М. Эвенкийско-русский словарь. М., 1958.
* Рассадин В. И. Тофаларско-русский. Русско-тофаларский словарь. Иркутск, 1995.
* Рассадин В. И. Сойотско-бурятско-русский словарь. – Улан-Удэ, 2003.
* Хакасско-русский словарь. Субракова О. В. (около 22 тыс. слов) Новосибирск, «Наука»,

2006.
* Тувинско-русский словарь. Сайты вокабула.рф и classes.ru. * Алтайско-русский словарь. Сайт kalayda.ru.


Примечания:

* [1] Гурулев С. А. Географические названия Иркутской области: топонимический словарь. – Иркутск: Инст. географ. им. Сочавы В. Б, 2015. – 575 с.

* [2] Бутаков Г. М. Большая родня (Топонимы Качугского района) \\ Земля Иркутская. – 2007. – No 1(32).

* [3] Бутаков Г. М. От А до Я по карте области \\ Земля Иркутская. – 2008. – No 1(34).

* [4] Мельхеев М. Н. Топонимика Бурятии: История, система и происхождение географиче- ских названий. – Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1969. – 185 с.

* [5] Макогон Г. Н. «Что в имени тебе моем?» (Топонимы Заларинского района), 1996.

* [6] Мельхеев М. Н. Географические названия Восточной Сибири. – Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1995. – 320 с.