ОЛЬГА СОКОЛЬНИКОВА. «БОЛЬШЕ УГЛЯ – БЛИЖЕ ПОБЕДА»



Великая Отечественная война нарушила мирный труд горняков Черембасса. Шахтеры массово уходили на фронт. В архивных документах Треста «Востсибуголь» 1941-1944 годов часто встречаются записи: «считать призванным в РККА», «взят в ряды РККА», «полагать убывшими в ряды РККА» и подобные. Тысячи шахтеров надевали шинели и вставали в армейский строй (1).

Тем временем для Черемхово, города угольщиков, самым главным было обеспечение бесперебойной работы угольных шахт, неуклонное увеличение угледобычи. Патриотизм и высокая сознательность народа сделали великое дело — фронт и тыл в годы Великой Отечественной войны представляли единое целое, неразрывное, объединенное единой волей к победе.

С первых дней войны горняки, оставшиеся в тылу, взяли на себя обязательство выдавать по полторы-две нормы угля — сутками не поднимались из шахт, спали порой по два-три часа. Уже через месяц с начала войны им было что сообщить воинам. В письме от 25 июля 1941 года они рассказывали солдатам о своих трудовых победах.


Письмо горняков шахты № 7 в действующую армию:


Дорогие наши братья и товарищи!


Каждый день, каждый час следим мы с напряженным вниманием и нетерпением за вестями с фронта о ваших славных героических делах, о вашей боевой беззаветной доблести — свидетельстве безграничной любви к Родине — и святой жгучей ненависти к проклятому всем миром врагу.

Ваши героические подвиги, которые вы совершаете во имя счастья всего человечества, воодушевляют и нас на трудовые стахановские дела. Бейте, товарищи, врага без пощады, бейте до полного уничтожения, без всякой жалости, как взбесившихся собак, бейте до тех пор, пока хоть одна вражеская нога попирает нашу родную землю.


Мы с вами душой и телом каждую минуту. Послушайте о том, как мы работаем, что мы делаем, чтобы крепить тыл, чтобы изобилие угля давало возможность на полную мощность работать фабрикам и заводам и безостановочно двигаться поездам, чтобы ни в чем не знали нужды.


Наши бригады, работающие на четвертом участке шахты № 7, с начала Великой Отечественной войны систематически дают по две и больше коллективных выработки. Мы выдвинули законное требование перед руководством участка и шахтоуправлением о том, чтобы наряд на смену нам давался из расчета двухсот процентов выработки. Навалоотбойщики наших бригад тт. Огородников, Власов, Бормотов, Чердынцев и многие другие добывают по 10-15 тонн угля сверх плана каждую смену. Бригады наши только за 23 дня июля добыли сотни тонн угля сверх плана. Нет у нас и в помине случаев нарушения трудовой дисциплины.


Как вы не уходите с поля боя без того, чтобы сокрушить врага, так и наши бригады до тех пор не поднимаются из шахты, до тех пор не оставляют лавы, пока цикл полностью не убран, пока весь уголь не выдан на-гора. Неустанный контроль за действиями механизмов осуществляют наши слесари, механики, горный надзор внимательно следит и руководит по-большевистски всем производственным процессом.


Родные братья наши, бойцы, командиры и комиссары доблестной Красной Армии! Каждую минуту мы с вами всеми своими мыслями, своей непримиримой яростью к врагу. Весь народ с вами, каждое наше движение, каждое наше дыхание, все результаты нашего неусыпного труда — поддержка вам. Деритесь, как львы, славьте в веках нашу Родину, крушите врага. Потребует Родина — и мы встанем рядом с вами в боевые ряды.


По поручению бригад письмо подписали: горный мастер Ф. Андреевский, навалоотбойщики А. Чирков, П. Лазарев, П. Огородников, А. Бормотов, И. Чердынцев, П. Власов, начальник участка А. Федосеев.


газета «Черемховский рабочий» № 174 от 25 июля 1941 года



Рабочих рук не хватало. В эту трудную минуту с ценной инициативой выступили женщины. 1 июля, через восемь дней от начала войны,  комсомолки и служащие шахты им. Кирова обратились к девушкам Черембасса с призывом овладеть горными специальностями.


Девушки! На шахты, к станкам!


Девушки Черембасса!


Все вы знаете, какие напряженные дни переживает наша любимая Родина. Подлый враг напал на нашу страну. Кровавый Гитлер без объявления войны бросил свои полчища на наши границы. Немецкие аэропланы начали бомбить наши мирные города. Фашисты думали застать нас врасплох. Но это не вышло. Наш народ всегда в мобилизационной готовности. Доблестная Красная Армия наносит фашистским налетчикам сокрушительные удары. Весь народ поднялся на борьбу с врагом, на помощь героической Красной Армии. Фронт не только там, на западных рубежах, но трудовой фронт и здесь — на каждом участке нашей работы.


Горняки Черембасса, полные веры в победу над врагом, борются сейчас за то, чтобы дать как можно больше угля транспорту и промышленности. Но каждый шахтер в любую минуту готов сменить машину, кайлу, лопату на винтовку, встать в ряды бойцов доблестной Красной Армии. И вот тогда мы, девушки, должны будем встать на место наших отцов и братьев, чтобы без перерыва шел уголь в топки паровозов. У нас есть уже девушки, которые прекрасно овладели горными специальностями. Маруся Пыжьянова и Маруся Попович являются лучшими водителями электровозов. Каждая девушка может овладеть специальностью водителя электровоза, токаря, слесаря, запальщика.


Мы, комсомолки, служащие шахты имени Кирова, призываем всех девушек Черембасса: овладейте горными специальностями, дорогие подруги! Отдадим наши силы и знания на благо нашей великой Родины, которая дала нам прекрасную, счастливую юность и как заботливая мать оберегала и оберегает ее. Приобретайте специальность, девушки, чтобы в любую минуту заменить на шахте мужчин. Будьте передовыми бойцами Великой Отечественной войны, которую ведет наш народ! Помогайте доблестной Красной Армии, Военно-Морскому флоту и сталинским соколам выполнить их историческую миссию — окончательно разгромить фашизм, стереть с лица земли это гнусное порождение капитализма.


Идите в шахты, к станкам!


Комсомолки Кищенко, Журомская, Щукина, Кондратьева, Павличенко, Шилова и другие.


газета «Черемховский рабочий»  № 153 от 1 июля 1941 г.


Одними из первых в забой спустились Елизавета Татаринцева и Ева Рузга (2–4). В сентябре 1941 года в газете «Черемховский рабочий» в заметке «Овладели профессией забойщика» они писали: «С первых дней Отечественной войны у нас родилась мысль овладеть специальностью забойщика или навалоотбойщика. Пойти работать в забой или лаву, заменить мужчин, которые могут потребоваться фронту.


Долго мы советовались: справимся ли? Не оскандалиться бы на всю шахту.


Однако, несмотря на сомнения, всё же решили пойти работать. Шахтоуправление пошло навстречу, дало нам забой. И что ж оказалось: в первый же день мы сработали не только не хуже, но даже лучше многих мужчин. Вместо нормы 12 тонн угля на пару, дали 21 тонну. Успех первого дня вселил уверенность и обрадовал. С песнями мы пошли домой.


Во второй день так же перевыполнили нормы. А там появился и навык. Уже прошло около двух месяцев, как мы работаем забойщиками, и теперь убедились, что эта профессия доступна любой женщине. Полторы нормы для нас стали обыденным явлением» (5). На шахтах образовались женские производственные бригады.

 


                  

          


Рузга Ева Петровна                                




  Татаринцева Елизавета Ильинична


О том, как отразилась война на работе нашей градообразующей индустрии, рассказывают приказы Треста «Востсибуголь» Народного Комиссариата Угольной промышленности. Большинство документов военных лет стоят под грифом «Не подлежит оглашению» и часто имеют формулировки: «согласно военному положению», «по законам военного времени».


Обучению женщин мужскому ремеслу посвящено несколько приказов. Первый из них — № 144 от 15 августа 1941 года, в котором освещается вопрос «создания квалифицированных резервов из обученных разным профессиям жен горняков».  Управляющий Трестом «Востсибуголь» С. А. Попов  распоряжался:


«1. Утвердить план обучения женщин различных квалификаций по шахтам и предприятиям треста в 3-м квартале с.г. Отделу кадров треста (т. ЧИСТЯКОВУ) обеспечить через курсовую сеть выпуск групп женщин массовых профессий по шахтам № 7, М. Артем, им. С. М. Кирова — до 25 августа с.г.


2. Зав. Шахтой № 7 (т. ГУБЕНКО), М. Артем (т. МАЦОВКИНУ), им. С. М. Кирова (т. Юдину) после производства выпуска обучившихся женщин направить для работы соответственно приобретенным квалификациям.


Освободившийся контингент рабочих-мужчин перевести на подземные работы шахт.


…5. Сократить сроки обучения на курсах путем исключения из существующих программ общей части и преподавания теоретической части, которая должна быть дана курсантам в разрезе ознакомления их с устройством механизмов, принципов действия агрегатов, пусковой, защитной аппаратуры и правил безопасности. 


6. В основном на период производства обучения курсантов научить их овладеть практическими навыками, указанными в квалификационной характеристике программ».


В плане по обучению женщин различным профессиям по шахтам и предприятиям Треста на 4-й квартал 1941 года указаны следующие квалификации: забойщик и навалоотбойщик, слесарь и электрослесарь, запальщик и ремонтщик, помощник машиниста экскаватора и стропальщик, токарь и плотник, арматурщик и фрезеровщик, и многие другие (6).


Обстановка военного времени требовала от трудящихся страны перестройки жизни и работы на военный лад. Приказ № 179 от 18 сентября 1941 года  предполагал:\


«1. Ввести с 10-го по 20-е сентября с/г обязательные сверхурочные работы продолжительностью по 3 часа на всех подземных работах и других производственных цехах шахт, в соответствии с протоколами, представленными шахтами по введению сверхурочных работ.


2. В соответствии с пунктом первым настоящего приказа, перевести с 21-го сентября с/г работу шахты на двухсменный график. Первую смену считать с 8 ч. утра до 8 ч. вечера и вторую смену с 8 ч. вечера до 8 часов утра с часовым перерывом в каждой смене» (7).


Согласно приказу № 187 от 1 октября 1941 года, планировалось «к 10 октября организовать при ЦЭС обучение женщин и переподготовку теплосиловых кадров по специальностям:


а) машинистов паровых турбин;

б) кочегаров паровых котлов;

в) электромонтеров » (8).


А в приказе № 189 от 3 октября 1941 года говорится, что «автохозяйства шахт пополняются кадрами квалифицированных женщин — шоферов карбюраторных автомашин» (9).


Большим подспорьем стали учащиеся школ фабрично-заводского обучения. Молодежь, не достигшая призывного возраста, добровольно и охотно обучалась в них шахтерским профессиям (10). В приказе № 214 от 4 ноября 1941 года отмечено, что «в результате слаженной работы руководящего состава и мастеров, учащиеся школы ФЗО № 1 второго набора быстро осваивают горняцкие профессии. Включившись в предоктябрьское Социалистическое соревнование, коллектив учащихся изо дня в день увеличивает среднесуточную добычу угля, тем самым оказывает помощь тресту в выполнении плана добычи угля, укрепляет мощь Красной Армии для разгрома фашистских извергов» (11).


В то же время активно продолжалось обучение и переобучение женщин. В приказе № 219 от 14 ноября 1941 года предполагается:


«1) Организовать с 15 ноября с.г. переподготовку шоферов карбюраторных автомашин на шоферов-газогенераторщиков в количестве 25 человек, без отрыва от производства.

2) Организовать к 15 декабря с/г новый набор группы женщин в 25 человек для подготовки шоферов 3-го класса с отрывом от производства» (12).


И все же рабочих не хватало. Тогда управляющий трестом «Востсибуголь» Семен  Попов в приказе № 228 от 20 ноября 1941 года под грифом «Не подлежит оглашению» распорядился: «…Зав. Шахтами к 1/12-41г. за счет привлечения женщин, членов семей работающих, пенсионеров доукомплектовать эксплуатационные участки следующим количеством рабочих: по шахте № 1 — 174 человека, № 5 — 145 человек, 5-бис — 101 человек, № 8 — 88 человек, 10/16 — 70 человек; М. Артем — за счет ГУЛага — 250 человек, им. С. М. Кирова — 250 человек, Забитуй — 54 человека, Владимир — 35 человек, Ново-Гришево — 150 человек» (13). Женщины, подростки и старики трудились, не жалея сил.


Война вносила серьезные коррективы в работу Черембасса. С 1 октября 1941 года началось всеобщее военное обучение населения. В приказе № 231 от 27 ноября 1941 года с грифом «Не подлежит оглашению» — об обеспечении круглосуточной работы в условиях затемнения — говорится: «В период "воздушной тревоги" погрузочно-выгрузочные работы на станциях и подъездных путях не прекращаются. Прекращаются только работы по погрузке и выгрузке взрывчатых и огнеопасных грузов. <…> Все сигнальные огни подъездных путей должны быть оборудованы жалюзами. <…> Световые сигналы и указатели на подъездных путях и станциях — местах погрузочно-выгрузочных работ маскируются согласно инструкции по светомаскировке ж.д. транспорта» (14). Со временем ситуация стала еще серьезнее. Приказ № 184 от 11 июня 1943 года «О подготовке объектов каменноугольной промышленности к противовоздушной химической обороне» повествует о создании унитарных команд и групп самозащиты, светомаскировке, оборудовании подземных командных пунктов в шахтах и пр. (15).


Тыл день и ночь работал для фронта. Черемховский уголь был очень нужен стране. Захват немцами осенью 1941-го основной угольной базы державы — Донбасса и вывод из строя Подмосковного бассейна сделали топливно-энергетическую проблему одной из самых острых. Перед Черембассом встала задача — наряду с восточными бассейнами снабжать углем транспорт и предприятия оборонной промышленности (16). И угольщики не подвели: при большом оттоке квалифицированных рабочих, ушедших на фронт, наши горняки досрочно выполнили государственный план за 1941 год и вошли в число лучших коллективов страны! (17–18).

Высоких результатов добились, овладевая шахтерским мастерством, черемховские женщины и девушки. Накануне Международного женского дня 1942 года были подведены итоги привлечения женщин на производство: только за восемь месяцев войны на смену мужьям, сыновьям и братьям на шахты Черембасса пришли 2 075 женщин, на завод имени Карла Маркса — 417 и на железнодорожный узел станции Черемхово — 401 женщина. Свыше тысячи представительниц прекрасного пола пришли на предприятия промысловой кооперации, легкой и местной промышленности (19).


В архиве хранятся уникальные приказы управляющего  трестом «Востсибуголь»  С. А. Попова № 58 и № 77 от 7 марта 1942 и 6 марта 1943 года, которые гласят: «В грозные дни Великой Отечественной войны Родина призвала женщин отдать все силы, все знания для победы над врагом.


Тысячи женщин овладевают сложными машинами и специальностями, чтобы дать больше танков, самолетов, боеприпасов нашей Красной армии и флоту.


Везде, где только потребовались умелые руки, советские патриотки не задумываясь стали в ряды производственников и с первых же дней показывают замечательные образцы труда.


Быстро овладевают мужскими профессиями и женщины Черембасса, которые заменили своих мужей и братьев, ушедших на фронты Отечественной войны.


С каждым днем шахты Черембасса пополняются новыми патриотками своей родины, которые заняли рабочие места в забоях, лавах, у сложных механизмов, а так же принимающих активное участие в работе общественного питания, клубов, детсадах и детяслях.


Трест «ВОСТСИБУГОЛЬ», отмечая годовщину Международного женского праздника — День 8 марта, нижепоименованным лучшим производственницам и общественницам — героиням трудового фронта — ОБЪЯВЛЯЕТ БЛАГОДАРНОСТЬ:  <…>


Боритесь за повышение производительности труда, повышение качества продукции. Множьте ряды женщин — производственниц и общественниц.


Все силы — на разгром фашизма до полного его уничтожения.


Наши силы неисчерпаемы, победа будет за нами. Нас ведет Великий СТАЛИН» (20).

В числе отмеченных благодарностью есть и первые забойщицы Черембасса — Елизавета Татаринцева и Ева Рузга.



Женщины-забойщицы Черембасса в годы Великой Отечественной войны


Также о патриотическом подвиге черемховских женщин было сказано в докладе на IХ сессии горсовета депутатов трудящихся: «…Никто, конечно, до войны и не думал, чтобы женщин обучать квалификации забойщика, навалоотбойщика. Сейчас в нашем бассейне десятки женщин работают в забоях… и как работают!» (21).


Бесспорно, женщины в годы войны проявили себя в высшей степени самоотверженно, и днем и ночью рискуя жизнью, спускались в забой, управляли  паровозами и электровозами, автомашинами и экскаваторами, работали в поле, стояли у станков. Делали все возможное и невозможное. Тяжелейший физический труд, примитивные и убогие его условия часто приводили к несчастным случаям и травмам. А сколько бед, горя и страданий вынесли они на своих плечах! Хочется верить, что когда-нибудь появится в нашем городе памятник героиням тыла — женщинам-шахтерам в годы самой страшной и беспощадной из войн.


В сибирском тылу, не знавшем нашествия германских и союзных армий, не испытавшем ужаса воздушных бомбардировок и фашистского плена, война сказалась по-своему жестко и ощутимо. Женские коллективы черемховских детских садов старались сделать все, чтобы дети как можно меньше соприкасались с реалиями военного времени. Их работе посвящен еще один ценный документ — приказ городского архива № 69 от 16 марта 1942 года (22).




МКУ «Архив города Черемхово», Ф. Л.41, О.1 – Л, Д. 66, Л. 113.


Война кардинально изменила жизнь огромной многострадальной страны. Важнейшим событием стала эвакуация военно-промышленных предприятий из западных регионов страны на Урал, в Среднюю Азию, Поволжье и Сибирь. Только в июле-ноябре 1941 года на восток эвакуировались 2 593 завода и 18 миллионов рабочих, служащих и членов их семей. Это была невиданная в истории человечества гигантская работа по перемещению производственных сил страны. В Иркутскую область прибыло около 30-ти крупных промышленных предприятий (23).


Так, осенью 1941-го в Черемхово стали прибывать эвакуированные заводы и  фабрики. Надо было срочно размещать оборудование и тысячи человек, переживших ужасы войны.


Из Одессы в конце сентября перебазировалась швейная фабрика им. Лозовского, специализирующаяся на выпуске головных уборов. Уже через две недели после прибытия рабочие выдали первую продукцию, а к 7 ноября для действующей армии были отгружены первые 12 тысяч красноармейских шапок-ушанок. Позже фабрика кроме шапок стала шить теплое армейское обмундирование. Ее коллектив хорошо справлялся с поставленной задачей и был в числе лучших производственных сообществ города.


Из Кременчуга в Черемхово переехала макаронная фабрика, которая разместилась в здании хлебозавода. Благодаря ей в рационе наших жителей появились макароны, велась их активная отгрузка на фронт.  Аккумуляторный завод, вывезенный из Ленинграда, расположился в Свирске (24).

В ноябре в 120-ти вагонах к нам прибыло одно из мощнейших предприятий Донбасса — машиностроительный завод имени Карла Маркса. Раньше он производил горное оборудование, но с началом военных действий был перепрофилирован на выпуск боеприпасов (снарядов, патронов, мин и гранат).


О том, как шла подготовка к размещению прибывающего завода и его рабочих, рассказывает приказ № 211 от 30 октября 1941 года — под дважды подчеркнутым грифом «Не подлежит оглашению» (25). Также о приемке эвакуированного оборудования, поступающего на Механический завод, говорится и в приказе № 236 от 1 декабря 1941 года, тоже расположенного под грифом «Не подлежит оглашению» (26).


В рекордно короткий срок руководство, инженерно-технические работники и рабочие завода обеспечили установку необходимого оборудования и начали выпуск продукции на базе бывшего горно-механического завода. Работа велась круглые сутки. Ценой невероятных усилий завод, носящий имя Карла Маркса, начал свою работу уже к концу первого военного года. Черемховские боеприпасы потоком пошли на фронт.


Для чугунолитейного производства требовался кокс, снабжение которым из Кузбасса было нарушено войной. Тогда коллектив завода с честью вышел из этой ситуации, наладив производство полукокса из черемховских углей.


Организовав поточное производство, завод выпускал оборонную продукцию по строжайшему графику. Работали днем и ночью, пищу принимали на рабочем месте, спали порой по 30-40 минут.


Героический труд рабочих был отмечен страной — уже в 1942 году завод имени Карла Маркса вошел в число передовых предприятий Советского Союза. В целом за годы войны коллектив черемховских машиностроителей семь раз занимал первые и одиннадцать раз вторые места во Всесоюзном Социалистическом соревновании. Семь раз над заводом реяло Красное знамя Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов и Народного Комиссариата Угольной промышленности! (27–30).


Огромнейшая работа была проделана властями города, руководителями треста и рабочими, ведь кроме оборудования важно было разместить людей, оторванных от родных мест и переживших трудную дорогу. Первые сотни эвакуированных размещали в порядке подселения в дома горожан, для остальных строили временное жилье. В Приказе № 199 от 13 октября 1941 года управляющий трестом «Востсибуголь» Семен Попов давал команду: «с 12/10 с/года приступить к строительству 22 жилых 20-квартирных бараков типа «Полуземлянка» в районе разреза шахты № 1. Строительство первых 11 бараков закончить к 27 октября и остальных к 15 ноября с/г» (31). Полуземлянки представляли собой вытянутые в длину деревянные строения, углубленные до линии окон в землю. Кроме того, «об организации приема и размещения эвакуированных работников угольной промышленности и членов их семей, прибывших из прифронтовой полосы», говорится в приказе № 233 от 29 ноября 1941 года, отмеченном грифом «Не подлежит оглашению» (32).



Жители города оказались очень отзывчивыми к нуждам людей, обездоленных войной. Черемховцы принимали в свои дома и коммунальные квартиры семьи эвакуированных, на 90 процентов состоявшие из женщин и детей. Имущество большинства из них составляли тощие узелки с бельем, и это в то время, когда на дворе приближалась сибирская зима… Горожане делились с беженцами одеждой, обувью, продуктами. Новым подругам жёны наших шахтеров говорили: «Будем делиться с вами тем, что у нас есть. Только бы вернулись наши защитники с фронта — все наживем вновь» (33).

Так, вследствие притока беженцев численность населения города увеличилась с 56 до 70 тысяч человек. Остро встала проблема питания. С первых месяцев войны хлеб, сахар, крупы, а также мыло, спички, обувь, одежду, ткани выдавали по карточкам. Поэтому в конце 1941 года трест «Востсибуголь» получил указание немедленно организовать подсобные хозяйства при шахтах. Так появились совхозы «Красный забойшик» и имени В. И. Ленина. На пищевых отходах рабочих столовых был организован свинооткорм. Развивались личные подсобные хозяйства. Жители выращивали много картофеля и овощей, садили табак, гречиху, горох. Дети занимались заготовкой ягод и грибов. Организация собственной продовольственной базы Черембасса была примером для Иркутской области. Горняки, среди которых были большей частью женщины, подростки и старики, после тяжелой, изнуряющей работы на производстве занимались подсобным хозяйством, чтобы отправить продукты на фронт и как-то прокормить свои семьи (34–35).


В Черемхово, как и во всей стране, развернулось мощное патриотическое движение по оказанию помощи фронту. Шахтеры подписывались на займы, собирали посылки с новогодними подарками и канцтоварами. Чтобы поддержать солдат морально, писали письма и стихи. В городе регулярно проходили сборы теплых вещей — на фронт отправляли валенки, полушубки, ватники, шапки, шарфы, рукавицы и многое другое (36). Женщины шили и вязали для советских бойцов, отдавали последнее… Сортируя поступающую на приемные пункты одежду, кладовщики обнаруживали в карманах пальто записки и письма, написанные девушками. Вот одна из них: «Привет тебе, красный воин, прими от меня скромный подарок. Ничего, что мы не знакомы, вы нам все родные и дорогие люди. Помните, всегда с вами и готовы в любую минуту в бой. Будьте такими, как товарищ Середа, пусть твое сердце не знает страха, а пуля не знает промаха! С приветом, Катя Бабинова» (37).


С успехом прошел в Черемхово сбор средств на танковую колонну «Черемховский шахтер». 31 января 1943 года в центральных газетах была опубликована телеграмма Верховного Главнокомандующего: «Черемхово, секретарю Черемховского горкома ВКП(б) товарищу Должных. Передайте трудящимся города Черемхово, собравшим три миллиона сто восемь тысяч рублей на строительство танковой колонны "Черемховский шахтер", мой братский привет и благодарность Красной Армии. Желание трудящихся города Черемхово будет исполнено. И. Сталин». В ответном письме угольщики просили направить их танковую колонну в части Красной армии, освобождающие из немецкой неволи их старшего брата — угольный Донбасс, и заявили о своей готовности всеми силами помочь его восстановлению. Всего на танковую колонну и звено бомбардировщиков дальнего действия черемховцами было собрано 8 миллионов 490 тысяч рублей.


Как и обещали Сталину, горняки Черемхова приняли участие в возрождении Донецкого угольного бассейна — подготовили оборудование и своими силами восстановили одну шахту. Десятки черемховцев были награждены медалями «За восстановление угольных шахт Донбасса» (38–41).

Мысли и думы трудящихся шахтерского города были об одном — скорее разгромить фашистских захватчиков. Горняки усилили борьбу за увеличение  производительности труда, за добычу сверхпланового угля.  В максимально сжатые сроки в 1943 году была введена в эксплуатацию шахта № 3. Пользовались большим успехом и постоянно перевыполняли план комсомольско-молодежные бригады, которые организовывались в самых трудоемких местах работы (42).


В Черемхово делалось все, чтобы выполнить задачи военного времени. Приказ № 366 от 3 ноября 1944 года с гордостью отмечает: «Народы нашей родины готовятся достойно встретить 27-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Эта годовщина проходит в обстановке блестящих побед, одержанных на фронтах Отечественной войны и в тылу. Вдохновленные героическими подвигами Красной Армии, угольщики шахт треста, включившись в Предоктябрьское социалистическое соревнование, приходят к 27-й годовщине Октября с немалыми достижениями. Большинство горных мастеров, начальников участков и начальников шахт своим самоотверженным трудом добились перевыполнения плана и дали сотни тонн угля в фонд главного командования Красной Армии» (43).




Каждый труженик, волею обстоятельств оставшийся в тылу, всеми мыслями и душой был с солдатами, на передовой. Тогда, по велению сердца, на защиту Родины поднялся весь народ. Тысячи горняков пополнили ряды Красной армии и самоотверженно сражались с врагом. Их письма к родным наполнены чистотой, искренностью и уверенностью в победе. Многие не вернулись в родной край…


8 мая 1975 года на территории шахты имени С. М. Кирова (по ул. Маяковского, 124) состоялось торжественное открытие памятника черемховским угольщикам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. На нем написано: «Вечная слава воинам-шахтерам, отдавшим жизнь за Родину. 1941–1945», а в основание заложены капсулы со священной землей городов-героев, в которых мужественно сражались и погибли наши горняки. Земля привезена с братских могил Москвы, Ленинграда, Киева, Одессы, Волгограда, Новороссийска, Севастополя, Тулы, Бреста и Керчи. Этот мемориал — значимый исторический объект города, символизирующий подвиг шахтеров, без раздумий вставших в ряды солдат и павших смертью храбрых на полях сражений.


pastedGraphic_6.png


Памятник черемховским шахтерам, погибшим в Великой Отечественной войне


Многие погибали и здесь, в шахтах, при завалах лав и несчастных случаях. В сибирском тылу кипела жизнь — люди спешили, радовались, волновались, плакали. На лицах вдов углублялись морщины. Стиснув зубы, приглушая личное горе, люди жили одной думой, одним стремлением — победить врага.

Еще в 1918 году В. Ленин писал: «Для ведения войны по-настоящему необходим крепкий, организованный тыл. Самая лучшая армия, самые преданные делу революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучены». В период Великой Отечественной войны Советская армия имела такой тыл (44).


Тысячи лучших людей предприятий показывали подлинные образцы самоотверженного труда, ежедневно ширились ряды «двухсотников» и «трехсотников» — замечательных стахановцев военного времени. Шахты часто побеждали во Всесоюзном соревновании. Красная армия и народ были одним непобедимым целым.



Письмо с фронта 


Шахтерам Черембасса от земляка


Дорогие товарищи шахтеры и шахтерки, все трудящиеся Черембасса!

Очень благодарю вас за отклики на мое письмо, помещенное в газете «Черемховский рабочий».  Из полученных мною писем я узнал о героических делах людей нашего советского тыла, о самоотверженном труде моих земляков-черемховцев. Получил я известие и о том, что шахта № 3 (нач. шахты т. Скороход), где я работал до войны, идет в числе передовиков социалистического соревнования. Несколько писем о Вашей работе я зачитал бойцам и офицерам, которые благодарят Вас за фронтовую, стахановскую работу.\

Исторические дни переживает наша страна. Отважные воины Красной Армии и армий наших союзников уже громят подлых немецко-фашистских захватчиков на их территории. И недалек час, когда гитлеровская Германия будет полностью уничтожена. Первейшая наша задача — уничтожить фашистского зверя в его собственном логове и водрузить над Берлином знамя победы. Чтобы выполнить эту задачу как можно скорее, от Вас, патриотов советского тыла, требуется еще большее напряжение в труде, еще лучшие показатели в угледобыче.


Шире развертывайте борьбу за уголь! Чем больше угля, тем ближе победа!

Ваш земляк, воин РККА Владимир Петрович Денисов. Полевая почта 15826-А

газета «Черемховский рабочий» № 5 от 12 января 1945 года


9 мая 1945 года все население шахтерского города вышло на улицы и стало стекаться к центральной площади. Лица людей были радостно возбуждены, а в глазах стояли слезы. Всюду проходили митинги и народные гуляния. Черемхово торжественно отмечало праздник победы! Горняки, добывая 4,5 миллиона тонн угля в год, внесли весомый вклад в общенародную борьбу с фашизмом (45). Их трудовой подвиг навсегда останется примером мужества и патриотизма сибирского тыла в самой жестокой и кровопролитной войне в истории России.



Ольга Сокольникова

Ведущий специалист отдела по архивной работе

управления делами администрации г. Черемхово.


Фото из архива Музея истории Черембасса 



Примечания

МКУ «Архив города Черемхово», Ф. Л – 41, О.1 – Л, Д. 64, Л. 238; Д.65, Л. 51, 128, 232, 245, 279,325; Д. 66, Л. 46, 60, 62, 70, 112, 162 и др.

Черемхово — город угольщиков. Историко-экономический очерк / Ред. Н. Г. Сеппинг. ВС книжное издательство, 1971. — с. 47, 97.

Патриотизм трудящихся Иркутской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Сборник документов и материалов. / Ред. Фридман В. Г.: Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1965. — с. 10.

Опаленные годы / Сост. Ковальская Т. В. — Изд-во «Аметист», 1995. — с. 39, 85-89.

Лиза Татаринцева, Ева Рузга. Овладели профессией забойщика // Черемховский рабочий, № 210 от 16.09.1941 г.

МКУ «Архив города Черемхово», Ф. Л – 41, О. 1 – Л, Д. 65, Л. 65.

Там же, Л. 144.

Там же, Л. 153.

Там же, Л. 155.

Опаленные годы / Сост. Ковальская Т. В. — Изд-во «Аметист», 1995. — с. 38-39.

МКУ «Архив города Черемхово», Ф. Л – 41, О. 1 – Л, Д. 65, Л. 227.

Там же, Л. 233.

Там же, Л. 246.

Там же, Л. 266.

Там же, Д. 68, Л. 239.

Черемхово — город угольщиков. Историко-экономический очерк / Ред. Н. Г. Сеппинг. ВС книжное издательство, 1971. — с. 48.

Патриотизм трудящихся Иркутской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Сборник документов и материалов. / Ред. Фридман В. Г.: Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1965. — с. 116, 378.

Опаленные годы / Сост. Ковальская Т. В. — Изд-во «Аметист», 1995. — с. 45.

Там же, с. 40.

МКУ «Архив города Черемхово», Ф. Л – 41, О. 1 – Л, Д. 66 и 68, Л. 92 и 107.

Черемхово — город угольщиков. Историко-экономический очерк / Ред. Н. Г. Сеппинг. ВС книжное издательство, 1971. — с. 47.

МКУ «Архив города Черемхово», Ф. Л – 41, О. 1 – Л, Д. 66, Л. 113.

Халитова М. «Не только фронт тогда в военных сводках был, ковал победу и советский тыл» // Черемховские новости, 1.04.2015.

Опаленные годы / Сост. Ковальская Т. В. — Изд-во «Аметист», 1995. — с. 9, 42.

МКУ «Архив города Черемхово», Ф. Л – 41, О. 1 – Л, Д. 65, Л. 224.

Там же, Д. 65, Л. 272.

Опаленные годы / Сост. Ковальская Т. В. — Изд-во «Аметист», 1995. — с. 43-44.

И так идет за веком век: История города Черемхово,  / Сост. Ковальская Т. В.. — Восточно-Сибирское книжное издательство, 1999. — с. 168.

Халитова М. «Не только фронт тогда в военных сводках был, ковал победу и советский тыл» // Черемховские новости, 1.04.2015.

Черемхово — город угольщиков. Историко-экономический очерк / Ред. Н. Г. Сеппинг. ВС книжное издательство, 1971. — с. 49.

МКУ «Архив города Черемхово», Ф. Л – 41, О. 1 – Л, Д. 65, Л. 212.

Там же, Д. 65, Л. 269.

Опаленные годы / Сост. Ковальская Т. В. — Изд-во «Аметист», 1995. — с. 41-42.

И так идет за веком век: История города Черемхово,  / Сост. Ковальская Т. В.. — Восточно-Сибирское книжное издательство, 1999. — с. 184-188.

Опаленные годы / Сост. Ковальская Т. В. — Изд-во «Аметист», 1995. — с. 47.

Патриотизм трудящихся Иркутской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Сборник документов и материалов. / Ред. Фридман В. Г.: Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1965. — с. 117-118.

Опаленные годы / Сост. Ковальская Т. В. — Изд-во «Аметист», 1995. — с. 33.

 Там же, с. 49-50.

Черемхово — город угольщиков. Историко-экономический очерк / Ред. Н. Г. Сеппинг. ВС книжное издательство, 1971. — с. 50.

И так идет за веком век: История города Черемхово,  / Сост. Ковальская Т. В.. — Восточно-Сибирское книжное издательство, 1999. — с. 189-190.

Патриотизм трудящихся Иркутской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Сборник документов и материалов. / Ред. Фридман В. Г.: Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1965. — с. 22, 227, 243, 260-261.

Там же, с. 151.

МКУ «Архив города Черемхово», Ф. Л – 41, О. 1 – Л, Д. 70, Л. 508.

Патриотизм трудящихся Иркутской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Сборник документов и материалов. / Ред. Фридман В. Г.: Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1965. — с. 11-12.

И так идет за веком век: История города Черемхово,  / Сост. Ковальская Т. В.. — Восточно-Сибирское книжное издательство, 1999. — с. 195.