ЭБИГЕЙЛ ТОМСОН, СТИПЕНДИАТ ГРАНТА ФУЛЛБРАЙТ «АССИСТЕНТ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА». ГОД В РОССИИ

Еда в России, конечно, иная, чем еда в США, по многим причинам. Во первых, культура питания в России, особенно в Иркутске, предполагает в основном питание дома и не обращает большое внимание на то, чтобы попробовать новые блюда в ресторанах. В США я обычно ем в ресторане много раз в неделю, возможно, даже ежедневно. В университете я ходила в Старбакс каждое утро за кофе, в кафе или в ресторан быстрого питания на обед, и потом я ужинала дома. Но иногда, обычно каждые выходные, я ужинала в ресторане с друзьями. В США я трачу основную часть денег на еду и алкоголь. Попробовать новые рестораны или новые блюда с друзьями — одно из моих любимых занятий, и я придаю большое значение тому, где я ем и что я ем, когда путешествую. Когда у меня будут дети, я, наверное, не буду есть в ресторанах так много. Но вообще мои привычки в еде — обычные для молодых людей в США. Здесь, в Иркутске, кажется, что привычки совсем другие. Я редко слышу от студентов о новых ресторанах, блюдах или напитках, и вообще люди едят дома чаще.


Конечно, есть много других дополнительных аспектов культуры в сравнении с США. Например, рестораны здоровой еды и фастфуды здесь встречаются реже, и не так популярные, как в США. Я скучаю по фастфудам, таким как Panera, McDonald’s, Chipotle и Arby’s. Также обычно в любом городе США есть много ресторанов, которые предлагают разные виды еды, такие как японская, китайская, мексиканская и тайская. Я особенно скучаю по тайской и индийской кухне. Количество и разнообразие продуктов в магазинах здесь меньше, чем в США, поэтому я не могу готовить много американских блюд в Иркутске. Но русская еда вкусная. Я люблю есть чебуреки и позы, и я буду скучать по чебурекам, когда я уеду. Холодец, сало и селедка под шубой слишком странные для меня по вкусу, но я попробовала.

В заключение скажу, что кофе и чай в России — самые вкусные в мире, я буду тосковать по ним и грустить, когда у меня не будет доступа к ним.


ЛЮДИ


Во-первых, у людей в России странные и абсурдные отношения с температурой тела. Им всегда холодно, несмотря на фактическую температуру на улице. Когда я нахожусь в любом здании в России, каждый раз мне слишком жарко. Кроме того, когда на улице температура экстремально низкая, я потею из-за толстой одежды, которую ношу. Я бы носила менее толстую одежду, но если бы я носила то, что хотела, то русские бы подозрительно смотрели. Но это очень важный и, может быть, интересный факт, как русские живут — здесь, в России, всегда жарко.


Во-вторых, русские ведут себя совсем иначе, чем американцы. На улице людям, которых они не знают, русские часто не говорят «спасибо», «извините» или «пожалуйста», и они, как говорят, редко улыбаются на улице. Однако если русский станет вашим другом, он много сделает для вас. При закрытых дверях русские — шумные, словоохотливые, эмоциональные и внимательные. Они такие гостеприимные и приветливые к иностранцам. Я думаю, что, может быть, только два человека в России были грубыми со мной.


Также русские не едят. Обычно, когда я провожу время с русскими, они не едят, и я всегда голодная. Но иногда, наоборот, русские едят слишком много для меня. Эта тайна, это меня всегда удивляет, и я этого никак не понимаю.


Русские такие спокойные. Они просто принимают вещи, которые происходят, например, плохая погода или опоздание. Может быть поэтому, я заметила, русским нравится читать и смотреть печальные и глубокие произведения больше, чем другие. Наверное, «нравится» — неправильный глагол, но кажется, что русским надо читать и смотреть эти вещи. Надо понимать эту глубину русского характера, что- бы понимать русских людей.


ГОРОД


Размер Иркутска больше, чем любого города, в котором я жила в США, но интересно, что Иркутск кажется меньше, потому что часто, когда я гуляю по городу, я встречаю кого-то знакомого. В маршрутке, в кино, в магазине, на улице — не важно, я всегда вижу кого-то. Это странно, так как я прожила здесь только девять месяцев, но мне, конечно, нравится.


Когда другие «фулбрайты» приезжают в Иркутск, я люблю показывать им город. Достопримечательности здесь включают в себя много памятников, такие как бабр в сто тридцатом квартале, Александр III у реки, Яков Похабов тоже у реки. Мои любимые памятники — Гагарин на (конечно) бульваре Гагарина, учительница и школьники на Нижней набережной, Ленин на Ленина и турист на Карла Маркса. Я люблю бегать по утрам по городу, особенно мимо Ленина и Гагарина. Когда мои друзья приезжают сюда, мы обычно едим в одном из моих любимых ресторанов здесь — Prego, Chento или Kimchi.


Я часто смотрю фильмы в кинотеатре «New Cinema» в торговом центре «Новый», потому что мне очень нравятся люди, которые работают там, и кресла такие комфортные. Мне также нравится смотреть спектакли в драматическом театре, и я часто сижу на улице в сто тридцатом квартале, пока пью вино, слушаю музыку от музыкантов (на улице) и работаю. Я ненавижу ездить на автобусе, потому что всегда заболеваю в автобусах, но я знаю, что в Иркутске система общественного транспорта очень хорошая. Поэтому я всегда езжу на маршрутке. Магазины здесь хорошие, и у Иркутска много торговых центров, что всегда мне кажется удивительным. Я часто заказываю пиццу или суши домой — суши здесь готовят вкусно.


Я могу говорить об Иркутске весь день. Город — странный для меня и полный приветливых и прекрасных людей, и здесь было много сюрпризов для меня. Я, конечно, буду скучать по моим любимым частям города: по моим пробежкам на бульваре Гагарина; восходам, которые видно с Иерусалимского кладбища (весной это просто великолепное место); летящим самолетам, которые видно из моего окна; прогулкам на улице Карла Маркса, когда старая американская музыка играет из динамиков; и по запаху черемухи утром, когда я иду на работу.


ТРАДИЦИИ


Когда я думаю о русских традициях, я думаю о русских праздниках, так как их много. Такие праздники, как День города, День победы, Женский день, День труда, День России, День защитника отечества и Родительский день — некоторые праздники похожи на наши, но мы отмечаем их совсем по-другому, а некоторых у нас нет. И конечно, наш самый большой праздник — Рождество, а не Новый год. Но что я знаю точно: русские любят отмечать, и они любят свои праздники.


У русских много маленьких привычек, которых нет у американцев, например, субботники и то, как они дарят подарки. Когда русские дарят людям подарки или даже когда они поздравляют кого-то, они говорят много, и все их мысли такие глубокие и личные. Для американцев эта привычка очень некомфортная и неудобная, потому что мы просто говорим друг другу «Поздравляю» или «С днем рождения», или что-то похожее, и это все. Поэтому, когда русские дарят нам подарки или поздравления, мы никогда не знаем, что сказать. Также цветы — очень популярный подарок в США, но в России значение цветов более важное, чем у нас.


Другие традиции — у нас нет Масленицы. Когда мы отмечаем Пасху, у нас пальмы, не вербы, и у нас нет кулича. У нас нет «последнего звонка», и учебный год начинается в разные даты везде в США, не первого сентября. Брак не так важен и распространен, как здесь, и все пожимают руки независимо от пола.


БАЙКАЛ


Байкал — великолепное место, как никакое другое. Первый раз, когда я увидела Байкал, — его размер, красоту и цвет — я сильно удивилась, хотя много знала из своего исследования. У Байкала много аспектов, которые так уникальны, когда мы представляем их вместе, например, его глубина, размер и прозрачность. Я понимаю, почему много людей, которые живут вокруг Байкала, и даже иркутян, говорят о Байкале как о человеке. У Байкала есть тайна, и традиции, связанные с Байкалом, конечно, усиливают это чувство. Шаманы, которые живут на Байкале, кажутся мне и умными, и сумасшедшими, но этот факт просто логичен, так как они живут у Байкала. Легенды, особенно главная легенда о Енисее, Ангаре и Байкале, очень романтичные и прекрасные, и я понимаю, как появилась такая сильная и волшебная культура Байкала.


Каждый раз, когда я ездила на Байкал, неважно куда, я очень уставала. Почему? Я не знаю. Зимой, я думаю, уставала от страха смерти после поездки по льду или по крутым горам. Но летом? Я не уверена. Может быть, я уставала, потому что жизнь чувствуется важнее и сильнее на Байкале. Все такое красивое и серьезное, и поэтому я думаю обо всем больше и глубже, чем обычно.