Г. В. БУЛЫГИН ПАМЯТИ ЗАЩИТНИКОВ ОТЕЧЕСТВА. РАЙОННЫЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ.


Памятник на солдатской братской могиле в районе деревни Черемшанка.


Одиннадцатое ноября отмечено в календаре как день памяти воинов, погибших при защите Отечества в годы первой мировой войны. К всеобщему нашему стыду, мы все реже вспоминаем о тех, кто защищал рубежи России под девизом «За Веру, Царя и Отечество». Солдаты и офицеры Русской Армии, как и бойцы Советской Армии в годы Великой Отечественной, самоотверженно сражались за свою Родину. После Октябрьского переворота были преданы забвению герои и рядовые бойцы, защищавшие Россию в войнах начала ХХ века и впоследствии не поддержавшие новую власть.


События, происходившие на полях сражений русско-японской войны, начавшейся в январе 1904 года, так или иначе коснулись самых отдаленных уголков России. Не стала исключением и территория Тайшетского района. Некоторые из наших земляков, принимавших участие в сражениях на русско-японской войне, благополучно вернулись домой. В их числе был сторож станции Тайшет Коротков Степан Дмитриевич, матрос с эскадренного броненосца «Ослябя», затонувшего во время Цусимского сражения, и земский врач Захвалинский Николай Григорьевич, участник сухопутных сражений на русско-японской войне, работавший в медицинских учреждениях Тайшета вплоть до 1920 года. На сегодняшний день не удалось узнать о тех наших земляках, которые сложили головы на полях сражений этой войны.


В воззвании от общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям, опубликованном Иркутскими губернскими ведомостями в декабре 1912 года, говорится следующее:


«…У всех нас одна общая Родина -мать - святая Русь православная. Если горе каждого брата должно быть близким нашему сердцу, если вздох и слеза каждой скорбящей души должны доходить до нас, то какое сочувствие, какой живой отклик сострадания должны вызывать в нас нужды и скорби наших родных героев, которые на полях далекой Манчжурии проливали кровь свою за веру, Царя и Отечество, за наши святыни заветные и за каждого из нас в отдельности. Под охраной доблестной рати мы здесь спокойно творили свое дело - пахали, сеяли, торговали, не опасаясь внезапного нападения неприятеля. А там наши братья, оторванные от своих жен и детей, бились с врагом и часто своими телами, как колосья, подрезанные серпом, устилали ниву смерти - поля сражения. За нас они лили кровь свою, за нас принимали увечья и за нас умирали с горячей молитвой в потухающем взоре, да стоит незыблемо Земля Русская, да процветает в ней мирный труд и правда Божия.


И вот закончилась война. На полях сражений, в чаще гаоляна, остались могилки павших воинов, не оплаканные и не омытые на чужбине родными слезами. А в осиротевшие семьи русские полетели вести печальные, скорбные…»


На территории Тайшетского района в период русско-японской войны не было боевых действий, однако, по стечению трагических обстоятельств, здесь покоятся тела солдат русской армии, погибших при маневрах воинских эшелонов, направлявшихся к местам сражения и обратно.



История появления воинского захоронения на черемшанском сельском кладбище связана с трагедией, случившейся на железной дороге в районе разъезда Точильный.


Пропускная способность транссибирской магистрали на период начала русско-японской войны была крайне низкой. Из-за значительного увеличения грузоперевозок, связанных с переброской войск на Дальний Восток, резко повысилась скорость движения грузовых поездов. Это не могло не отразиться на безопасности движения.


По стечению обстоятельств, на рассвете 30 июля 1905 года в районе разъезда Точильный произошло крушение воинского эшелона, при котором «мученической кончиной» погибли 12 солдат, ефрейтор и старший унтер-офицер второй роты 174 пехотного Роменского полка. Погибших во время крушения поезда похоронили на ближайшем от места трагедии деревенском кладбище. В 1905 году железная дорога проходила вблизи села
Черемшанка, по центральной улице которого пролегал Сибирский тракт. В селе была церковь, и это, вероятно, послужило поводом для захоронения погибших на сельском кладбище, а не в районе крушения поезда у разъезда Точильный. Спустя годы на месте большого сибирского села остались огромный пустырь и полузаброшенное сельское кладбище, на котором ярким пятном выделяется братская могила с гранитным памятником, огороженная кованой металлической оградой. На сером гранитном пирамидальном памятнике, установленном на могиле, с двух сторон высечен текст. На одной стороне написано:


«Человек - яко трава, дни его цвет сельный, тако отцветает. Здесь покоятся нижние чины второй роты 174-го пехотного Роменского полка старший унтер-офицер Антон Кондратенко, ефрейтор Иван Матвиенко. Рядовые Иван Шиповский (?), Сильвестр Надорашвили, Афонасий Пономаренко, Герасим Жук, Гавриил Нестеренко, Семен Кожевников, Алексей Корчевой, Филипп Марцишевский, Евдоким Водзньян (?), Георгий Калеганов, Яков Канкин (?) и Виталий Гораздро, следовавшие в составе первого эшелона полка на театр военных действий на Дальний Восток и погибшие мученической кончиной при крушении воинского поезда на рассвете 30 июля 1905 года у Точильного разъезда. Мир праху вашему, дорогие товарищи».



Знак 174-го пехотного Роменского полка офицерский и нижних чинов


На второй стороне обелиска имеется текст, несущий информацию о тех, кто находился с погибшими в одном эшелоне и чьими силами произведено погребение и установлен памятник. «Усердием г.г.офицеров, военных чиновников и нижних чинов 174-го пехотного Роменского полка в командовании полком полковника Стремоухова, при полковом священнике Николае Рождественском, при участии
командующего 44-й дивизией генералмайора Ожаровского, командира 1-й бригады генерал-майора Троицкого и чинов штаба дивизии сооружен сей памятник под наблюдением генерального штаба подполковника Кусонского» [1].


Фраза «Мир праху вашему, дорогие товарищи» и забота, которую проявили офицеры к погибшим солдатам, находившимся в их подчинении, красноречиво говорит о взаимоотношениях между командным и рядовым составом Русской армии.


Похоронив погибших товарищей и перегрузившись на другой эшелон, полк благополучно добрался до Манчжурии и принял участие в боевых действиях. Однако в пути следования еще более двадцати военнослужащих умерли от ран, полученных во время крушения. В отличие от тех воинских захоронений, о которых сказано в воззвании «…остались могилки павших воинов, неоплаканные и не омытые на чужбине родными слезами», захоронение на черемшанском кладбище с момента трагедии остается ухоженным и находится под присмотром местного населения. Долгие годы за порядком на солдатской могиле следили жители села Черемшанка. С середины девяностых годов прошлого столетия за могилой ухаживают учащиеся Половино - Черемховской школы из краеведческого поискового отряда «Исайкина заимка» под руководством педагога Чистовой Татьяны Ивановны.


Кроме того, осенью 2010 года над обелиском взяли шефство молодые специалисты Красноярской железной дороги. При помощи старших товарищей они смогли восстановить утраченные элементы ограды и поправили наклонившийся с годами обелиск. Священник ближайшей православной церкви, освященной во имя Ксении Петербургской, ежегодно в день памяти воинов, погибших при защите Отечества, проводит службу на месте воинского захоронения. По итогам областного конкурса «Семь жемчужин Прибайкалья», проходившего в г. Иркутске в 2010 году, воинское захоронение в селе Черемшанка внесено в список охраняемых объектов историко-культурного наследия Иркутской области [2].


В рамках мероприятий, посвященных 110 годовщине с начала русско-японской войны, сотрудники Тайшетского районного краеведческого музея проследили судьбы людей, принимавших непосредственное участие в захоронении на деревенском кладбище солдат и установке памятника на братской могиле.


Одним из них был Ожаровский Владимир Федорович (1848-1911), потомственный дворянин, который по окончании полного курса наук в 1886 году был зачислен подпоручиком в 64-й пехотный Казанский Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича полк с прикомандированием к лейбгвардии Волынскому полку. Начало русско-японской войны генерал-майор Ожаровский Владимир Федорович встретил командующим 44-й пехотной дивизии и в составе 3-й Маньчжурской армии принимал участие в боевых действиях против неприятеля. В 1906 году «за отлично- усердную службу и труды, понесенные во время военных действий», Ожаровский Владимир Федорович был награжден орденом Святой Анны первой степени и произведен в генерал-лейтенанты, а 14 декабря того же года назначен оренбургским губернатором и наказным атаманом Оренбургского казачьего войска. Владимир Федорович Ожаровский скончался 26 мая 1911 года. Последняя запись в его послужной список была внесена уже после смерти: «Высочайшим приказом по военному ведомству, состоявшемуся 4 сентября 1911 года, исключен из чинов по казачьим войскам и произведен в чин генерала от инфантерии» [3].


В 44-ю пехотную дивизию с 1 января 1898 года в составе 1-й бригады вошел 174 пехотный Роменский полк [4], командиром которого с 25 апреля 1903 года назначен полковник Стремоухов Николай Петрович. В этой должности Николай Петрович встретил начало русско-японской войны [5]. До вступления в должность командира 174-го пехотного Роменского полка Николай Петрович прошел долгий и нелегкий путь русского офицера. Потомственный православный дворянин, сын тайного советника, Николай Петрович Стремоухов, окончив в 1880 году Пажеский корпус, поступил на службу прапорщиком в гвардейский Егерский полк. Спустя двадцать три года, к моменту назначения командиром 174-го пехотного Роменского полка, занимал должность начальника штаба 27-й пехотной дивизии. В период русско-японской войны полковник Стремоухов принимал участие в боевых сражениях в качестве командира 174-го пехотного Роменского полка 44-й пехотной дивизии в составе 3–й Маньчжурской армии.




Бойцы 174-го пехотного Роменского полка


За проявленное мужество в боевых сражениях в 1905 году полковник Стремоухов Н. П. награжден орденом Святой Анны 2-й степени. 30 сентября 1906 года, через 13 месяцев после крушения эшелона на разъезде Точильный, Стремоухов Николай Петрович в звании генерал-майора назначается на должность генерала для особых поручений при командующем войсками Иркутского военного округа. В период первой мировой войны генерал-майор Стремоухов служил начальником штаба 17-го армейского корпуса, командующим 17-й пехотной дивизией. После присвоения звания генерал-лейтенанта (22.01.1915 г.) продолжал служить командующим 17-й пехотной дивизии. С 21 марта по 19 мая 1915 года генерал-лейтенант Стремоухов состоял в резерве чинов при штабе Двинского военного округа, а с 19 мая 1915 года вступил в должность начальника штаба 7-й армии. Некоторое время Николай Петрович состоял в распоряжении главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта. 4 сентября 1917 года генерал-лейтенант Стремоухов Николай Петрович после продолжительной службы в русской армии отчислен от должности начальника 34-й пехотной дивизии по болезни с назначением в резерв чинов при штабе Одесского военного округа. Уволен от службы 8 октября 1917 года с мундиром и пенсией.


За годы службы во благо Отечества генерал-лейтенант Стремоухов, принимавший непосредственное участие в захоронении русских солдат на территории Тайшетского района, защищал государство российское на полях сражений в период русско-японской и мировой войны. За проявленное мужество и «за отличие в делах против неприятеля» Николай Петрович Стремоухов награжден орденами Святого Станислава 3-й, 2-й и 1-й степени; орденами Святой Анны 3-й и 2-й степени; орденом Святого Владимира 3-й степени; Георгиевским оружием; орденом Святой Анны 1-й степени с мечами и орденом Святого Владимира 2-й степени с мечами [6].


Не найдя в себе сил изменить присяге, данной на верность Государю и Отечеству, в 1918 году отставной генерал-лейтенант Стремоухов Н. П. прибыл в Добровольческую армию, где с конца 1918 по 1920 год был председателем контрольной комиссии Комитета содействия Вооруженным Силам Юга России. По окончании гражданской войны в России эмигрировал в Югославию, где состоял на службе в Военном министерстве в Загребе и одновременно возглавлял группу русских офицеров Генерального штаба. Скончался ветеран двух войн, генерал-лейтенант русской армии Стремоухов Николай Петрович 8 декабря 1938 года в Югославском городе Загребе [7].


Потомственный военный, сын полковника Русской армии Михаила Григорьевича Кусонского, подполковник Кусонский Павел Михайлович, под чьим наблюдением был установлен памятник, родился 15 января 1866 года. Православный. Вступил в службу с 1 сентября 1884 года после успешного окончания Полоцкого кадетского корпуса. По окончании военного Константиновского училища, после присвоения 11 августа 1886 года звания подпоручика, был направлен в 28-ю артиллерийскую бригаду. Находясь на службе в 28-й, 30-й и 37-й артиллерийских бригадах, получил 7 августа 1989 года звание поручика и затем, 25 июля 1895 года, - штабс-капитана. Николаевскую академию генштаба Павел Михайлович окончил по 1-му разряду, и 2 июня 1899 года ему присвоили звание капитана и направили на службу в должности старшего адъютанта штаба 17-й пехотной дивизии при Варшавском Военном округе, где он прослужил с 13 января по 31 июля 1900 года. Далее Кусонский Павел Михайлович проходил службу в должности обер-офицера при штабе 6-го армейского корпуса, обер-офицера и штаб-офицера при штабе Варшавского Военного округа. Цензовое командование ротой отбывал в 66-м пехотном Бутырском полку. Звание подполковника Павлу Михайловичу было присвоено 6 декабря 1903 года. На момент трагических событий, произошедших в районе разъезда Точильный, подполковник Кусонский находился в должности заведующего передвижением войск по железным дорогам и водным путям Омского района. За годы службы в Русской армии Павел Михайлович Кусонский был награжден орденами Святого Станислава 3-й степени (1891 г.), Святой Анны 3-й степени (1896 г.), Святого Станислава 2-й степени (1901 г.), Святой Анны 2-й степени (1905 г.), Святого Владимира 4-й степени (1906 г.), Святого Владимира 3-й степени (06.12.1910 г.) и мечи к ордену Святого Владимира 3-й степени были вручены 19 ноября 1914 года.


Дослужившись до генерал-майора, (столь высокое звание ему было присвоено 6 декабря 1915 года) Кусонский Павел Михайлович после октябрьского переворота добровольно вступил в РККА. Согласно списку лиц с высшим общим военным образованием, состоящих на службе в РККА, 15 июля 1919 года генерал-майор Кусонский был включен в списки Генштаба РККА и, по данным на 1 марта 1923 года, значился помощником начальника повторительной комендантской школы с 1 июля 1921 года.


В реестре военного и морского духовенства 1905 года полковым священником 174-го пехотного Роменского полка значится Николай Георгиевич Рождественский. Именно этот человек провожал в последний путь солдат, похороненных в братской могиле, и его имя высечено на обелиске, установленном на кладбище в селе Черемшанка Тайшетского района.





В тяжелейшие годы нашей истории церковь не только утешала россиян в скорби. В ней народ черпал веру, надежду, любовь, те нравственные силы, которые, в конечном счете, позволяли человеку преодолевать все испытания.


По законам православной церкви, в бою священники воодушевляли воинов «крестом и молитвой». Немало священников проявило мужество в сражениях русско-японской войны. В первой мировой войне военное духовенство вновь показало образцы мужества и героизма, сражаясь в рядах армии и флота. Николай Рождественский, прошедший с бойцами 174-го пехотного Роменского полка две войны, относился к таким представителям русского духовенства.


После октябрьского переворота военное духовенство оказалось в невыносимо сложном положении. Еще с 1 по 11 июля 1917 г. в г. Могилеве проходил Всероссийский съезд военного и морского духовенства. На него прибыли делегаты от фронтов Северного, Западного, Юго-Западного, Румынского и Кавказского, а также от флотов Черноморского и Балтийского, главных
священников армии. На съезде священники, реально представляющие размах надвигавшейся катастрофы, подготовили обращение к солдатам и морякам Русской армии. В обращении Всероссийского съезда военного и морского духовенства «К воинам - гражданам великой Русской армии» говорилось: «Братья-воины! Страшную истину возвещаем вам, истину, перед которой тяжкой скорбью горит русское сердце: наша Родина милая, кровью и потом, трудами миллионов русских людей созданная, наша Русь святая гибнет. Братья воины, лучшие сыны России, ее цвет и надежда! Мы, военные священники, делившие с вами тяготы окопной жизни, слившие кровь лучших собратий наших со священной кровью русского солдата, мы Христом Богом просим, молим вас: образумьтесь, не давайте врагам Родины и нашей свободы, безумцам иль изменникам дурачить, обманывать, развращать вас, не дайте погибнуть России. Только вы можете спасти ее!» [8].


На деле оказалось так, что уже в начале 1918 г. в армии и на флоте прошли собрания, на которых принимались решения упразднить должности полкового или судового священника.


В этой ситуации наркомат по военным делам 16 января 1918 г. издал приказ №39, которым управление военного духовенства расформировывалось, а все военные священники увольнялись с государственной службы в армии.


После вступления в силу данного приказа военные священники армии и флота, прослужившие в военном ведомстве двадцать и тридцать лет, участники русско-японской и первой мировой войн, поднимавшие солдат в атаку, горевшие на боевых кораблях, в боях израненные и отравленные газами, измученные в неприятельском плену, оказались выброшенными на улицу без пенсии; перед реальной угрозой голодной смерти оказались не только они сами - более 5 тыс. человек, но и их многодетные семьи.




В фондах Российского государственного исторического архива хранятся многие сотни писем от бедствующих и страдающих священников с мольбой о помощи [9].


В тяжелейшем положении оказались и семьи погибших военных священников, в том числе и семья Николая Рождественского. Вдова протоиерея 174-го Роменского полка обратилась в письме к Протопресвитеру: «Муж мой, протоиерей Николай Рождественский, прослуживший в 174-м Роменском полку 25 лет, 13-го марта скончался в 913-м военном госпитале в Старой Руссе, оставив меня с 5 малолетними детьми совершенно без всяких средств к жизни. Испытывая тяжелую нужду и несказанное горе, я всеподданнейше прошу оказать мне с сиротами денежное пособие…» Письмо написано 21 марта 1918 года [10].

К сожалению, такие письма в большинстве своем оставались без ответа. Дальнейшая судьба семьи протоиерея Рождественского неизвестна.


Кроме трагического случая, связанного с крушением воинского эшелона в районе разъезда Точильный, известно еще об одном случае гибели русских солдат на территории Тайшетского района в период русско-японской войны.


Из ряда вон выходящий случай, описанный в «Вестнике Сибирской железной дороги», произошел на станции Тайшет. 22 декабря 1905 года, в 6 часов 25 минут, на станцию Тайшет прибыл поезд № 39 с матросами и другими запасными нижними чинами, а вслед за ним прибыл еще один воинский поезд № 33 с эшелоном Барнаульского полка. Спустя два часа к составу поезда № 39, как к ранее прибывшему, был подан паровоз. Но барнаульцы, применив силу, самовольно перевели его под свой состав. Когда же матросы и прочие запасные начали возмущаться действиями барнаульцев и настойчиво требовать возвращения паровоза к своему составу, то барнаульцы, дав по запасным несколько залпов, уехали, оставив на станционных путях несколько трупов своих товарищей… [11].


Где и кем похоронены солдаты, погибшие на станции Тайшет, не известно. Вероятнее всего, на сельском кладбище, на месте которого сегодня находится городской парк.


Солдаты русской армии, похороненные в 1905 году на Тайшетской земле, погибли не на поле брани, но гибель их так или иначе связана с событиями, происходившими в период русско-японской войны 1904 -1905 гг.


27 марта 1911 года полку даровано юбилейное знамя образца 1900 года. Кайма светло-синяя, шитье золотое. Знамя имело навершие образца 1857 года, древко черное. На лицевой стороне знамени изображение Спаса Нерукотворного. На обороте даты «1811 - 1911». На Александровской юбилейной ленте надписи: «1911 года» и «1811 г. ПОЛТВСКIЙ ВНУТРЕННIЙ ГУБЕРНСКIЙ БАТАЛIОНЪ».


Примечания
1. Текст записан автором в июле 2009 года с обелиска на воинском захоронении.
2. Итоги областного конкурса «Семь жемчужин Прибайкалья», Иркутск. 2010, с. 11.
3. http://www.japanrussia.ru/russko-aponskaa-voina-voina-na-suwe.
4. http://www.regiment.ru/upr/B/2/pd/44.htm.
5. http://www.grwar.ru/persons/persons.
6. http://www.grwar.ru/persons/persons.
7. http://www.hrono.ru/biograf/bio_s/stremouhov.php.
8. Интернет-ресурс со ссылкой на РГИА, ф. 806, оп. 5, д. 10394, л. 43.
9. Интернет-ресурс со ссылкой на РГИА, ф.806, оп.5, д.10500.
10. Интернет-ресурс со ссылкой на РГИА, ф.806, оп.5, д.10500, л.133.
11. А. Хобта. История паровозной тяги на Восточно-Сибирской дороге. Иркутск. 2010. Ссылка на «Вестник
Сибирской железной дороги», 1905 г., № 39.