ИГОРЬ АЛЕКСИЧ. САМАЯ КРАСИВАЯ ДЕРЕВНЯ РОССИИ

- Практически с самого начала моей работы в Иркутской области я задавался вопросом: как можно развивать регион, туристическую деятельность в частности, без ориентира на Байкал? - говорит депутат Госдумы РФ Николай Николаев.


- И ответом на этот вопрос, как мне кажется, вполне может стать проект, реализуемый ассоциацией «Самые красивые деревни России», направленный на вовлечение местных жителей в процессы повышения привлекательности сельских территорий. И то, что сегодня Хор-Тагна стала первым населенным пунктом в Иркутской области, который вошел в эту ассоциацию, на мой взгляд, является вполне перспективным туристическим проектом с высоким потенциалом для развития. И примечательно, что одним из региональных партнеров ассоциации стало АНО«Сообщество краеведов Приангарья», которое стремится, чтобы жители Иркутской области лучше узнали свой край, ведь нам есть чем гордиться!

Здесь живут русские и буряты, украинцы и белорусы, татары и голендры. Среди местных достопримечательностей Черное море, Кавказ и Сахалин. А вокруг тайга, да не одна: здесь есть тайга Первая Иркутская и Вторая Иркутская, тайга Петербургская, тайга Семнадцатая и даже тайга Заводская. Все это расположенная в предгорьях Саян Хор-Тагна самая красивая деревня России. Звучит, словно какая-то сказка, правдаТем не менее это самая что ни на есть настоящая быль.


Действительно, 30 июня состоялось торжественное подписание хартии о вступлении Хор-Тагны в ассоциацию«Самыекрасивые деревни России», которая является частью Федерации самых красивых деревень мира.


А началось все с того, что год назад, осенью 2018-го, по инициативе депутата Государственной Думы от Иркутской области, председателя Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николая Николаева и Сообщества краеведов Приангарья в Иркутской области и Республике Бурятия работала специальная экспедиция, в которую входили представитель Федерации самых красивых деревень мира и председатель Ассоциации самых красивых деревень Франции Жак Рагон и глава российской ассоциации Александр Мерзлов. Они побывали во многих сибирских селах и пришли к выводу, что наиболее высокими шансами стать участником ассоциации «Самые красивые деревни России» имеет Хор-Тагна Заларинского района.



Глава администрации Сергей Ненахов и его любимое детище - 147-метровый подвесной мост.


Как отметил Жак Рагон, этот населенный пункт действительно имеет уникальные особенности и притягательность внешнюю и внутреннюю, а местное население бережно хранит свои традиции и сельский уклад жизни.


В итоге главе местной администрации Сергею Ненахову было предложено принять участие в проекте. После обсуждения с депутатами Хор-Тагнинского муниципального образования соответствующая заявка от имени села была подана. Членство в ассоциации «Самые красивые деревни России» предполагает участие в выставках, рекламу и продвижение села в СМИ, включение его в туристические каталоги, брошюры, альбомы, получение про- фессиональных консультаций и практических рекомендаций от ведущих экспертов, грантовую поддержку инициатив населения и многое другое.



Село в предгорьях Саян привольно раскинулось между речками Хоркой и Тагной.


Тема туризма давно не давала мне покоя. Я всегда считал, что индустрия гостеприимства это наше будущее, – отмечает глава администрации МО «Хор-Тагнинское» Сергей Ненахов.


Ко мне сюда приезжали и приезжают поохотиться и порыбачить иногородние друзья и знакомые и все уезжают довольные и впечатленные красотой наших мест и богатством природных даров. Регулярно приезжают гости и к другим местным жителям. Сюда ходят большой междугородный автобус и маршрутка из Иркутска, и они, как правило, накануне выходных и праздников бывают забиты под завязку.


Наши охота, рыбалка, грибы-ягоды, орехи и другие таежные дары манят сюда любителей

природы со всей области и из-за ее границ. Однако по-настоящему широкие массы про Хор-Тагну не слышали. И не услышали бы, наверное, никогда, если бы не проект «Самые красивые деревни России». Но теперь нашу «деревянную красавицу» станут продвигать ведущие российские туроператоры.


Готовясь принимать новых гостей, хортагнинцы усиленно отрабатывают таежные маршруты: пешие, на квадроциклах, снегоходах, лошадях. Их ожидают сразу три реки, полные рыбы: Хорка, Тагна и Ока. Рыбалка, охота и фотоохота сулят сказочные трофеи. Приезжие туристы смогут оценить величественную красоту Саян, посмотреть на субальпийские луга и искупаться в горных озерах, расположенных на двухкилометровой высоте, и даже добраться до знаменитого Аршана, преодолев 200-километровую горную тропу.


Есть на что полюбоваться и в самой Хор-Тагне. На въезде в деревню находится восьмиметровая стела, под которой гостей встречает двухметровый медведь оригинальная скульптура, состоящая из металлического каркаса, обтянутого плетеной берестой.


Через оба русла Тагны перекинут изящный подвесной мост длиной в 147 метров, а рядом с ним расположена «Святая Русь» – место отдыха, где летом вас ожидают качели и уютные беседки, а зимой горка шириной 5-6 метров, спускающаяся с высокого берега прямо на лед Тагны (с нее катаются на шкурах диких зверей).


Здешняя земля богата на родники, а местные жители тратят немало времени и сил, чтобы их внешнее убранство соответствовало красоте самих хрустальных источников, бьющих из подземного царства. Например, родник около школы окружает целое деревянное воинство трехметровых богатырей школьники резали на уроках труда в течение целого года. Хватает здесь и других примеров искусной работы с деревом. Это и причудливые беседки, и резное кружево ставен и наличников, причем многие из них украсили дома в последние годы (одни сельчане их режут сами, а другие заказывают мастерам из соседней Моисеевки).



Не довольствуясь наследием предков, местные жители преумножают красоту любимой Хор-Тагны.

И это только самые свежие достопримечательности. Между тем деревня имеет богатую историю, о которой с удовольствием поведают в здешнем музее. Это одно из самых старых зданий Хор-Тагны. До недавнего времени в нем располагалась местная больница, которая была построена в 1911 году методом народной стройки, или, говоря языком тех лет, всем миром. А уже в наше время, после того как в селе появился современный фельдшерско-акушерский пункт, этот старинный дом сделали хранилищем местной истории. Заглянем, пожалуй, в него и мы с вами.



Бывшая земская больница - нынешний музей Хор-Тагны.

Откуда есть пошла земля Хор-Тангинская 


Нынешняя «хозяйка хор-тагнинской истории»–Нина Ивановна БеловаБолее20лет она занимается составлением летописи села и его окрестностей.


Началось все с общения с Натальей Григорьевной Господченко, которая работала в местной школе краеведом и заместителем директора по учебно-воспитательной работе. Время от времени она просила Нину Ива- новну перепечатать кое-какие краеведческие материалы, и со временем та увлеклась историей родного края. Она много беседовала со старожилами, обращалась в архивы, анализировала и систематизировала полученную информацию.


В здешних краях русские люди впервые появились в начале XVIII века. Это были казаки, промышленные люди (лица, занимающиеся пушным промыслом) и крестьяне. Первоначально они продвигались с севера по рекам Ока,Тагна и другим ,более мелким.

А позднее продвижение переселенцев происходило с юга от Иркутска, – рассказывает Нина Белова. – Датой образования села Хор-Тагна считается 1892 годно еще в конце XIV века здесь жили буряты. Со слов местных старожилов, жилища бурят (стоянки) располагались одна в соседней Черемшанке и еще четыре у нас в Хор-ТагнеМестонахождение двух этих стоянок официально подтверждено: о выявлении стоянок Хор-Тагна-1 и Хор-Тагна-2 сказано в уведомлении Центра по сохранению историко-культурного наследия No 74/97–а от 27.03.1997 года.


От Хорки до Сахалина


О проживании бурят свидетельствуют также многочисленные названия здешних мест речек, гор, распадков, деревушек. Например, имя реки Хорки происходит от бурятского «хора», «хара», что означает «черная», «священная».


А мой отец родился в расположенном неподалеку селе Георгиевском, – вспоминает Нина Ивановна. – Однако это название закрепилось за этой деревней лишь в 1929 году после появления школы: она располагалась в доме одного из раскулаченных местных жителей, которого звали Георгием. А до этого в ходу было бурятское название Патархай. Его связывают с возвышенностью неподалеку, где буряты разделывали скот и оставляли потроха (дословно «патар» обозначает «потроха», а «хай» – «возвышенность»).


В Хор-Тагне и ее окрестностях хватает и русских названий, которые придумали для своей новой родины многочисленные переселенцы. Например, ближайший к деревне хребет Саян называется Яшкиной горой: свое название получил по имени поселившегося у подножия Якова Шерстова, вошедшего в местную историю еще и потому, что был первым местным производителем извести, обжигая ее здесь же, у подножия горы.


К первым же русским поселенцам вос- ходят и такие топонимы, как Черное море, Кавказ и Сахалин.

Так, Черное море и Кавказ появились здесь благодаря некоему Антипину (его имя

и отчество история, к сожалению, не сохранила), поселившемуся в этих местах летом 1904 года. В далекую Сибирь его, выходца из донских казаков, сослали за драку. Здесь он начал с того, что совершил с одним из местных бурятов «сделку века», не уступающую знаменитой покупке Манхэттена у индейцев за 24 доллара: Антипин выменял большой участок земли на... свое ружье.


В этом имении нашлось место и для озера, названного им Черным морем, и для Кавказа так он именовал свою усадьбу. Эти имена сохранились до наших дней только Кавказ превратился в современную Кавказскую улицу.


В том же 1904 году здесь появился еще один ссыльный поселенец Митрошкин. На самом деле местом его исправления был назначен Сахалин, но в долгой дороге он заболел тифом и таким образом отбился от своего этапа. Лечился в Черемхове, а после выздоровления был направлен на поселение в Хор-Тагну. Место, присмотренное для жительства, Митрошкин, не мудрствуя лукаво назвал Сахалином. «Место удобное, земля хорошая, мягкая, ключ рядом, вокруг вода, чем не Сахалин!» – объяснял он свой выбор названия.

Подвоз горючего на лесные деляны.

От голендров до староверов


Впрочем, не стоит считать Хор-Тагну эдакой сибирской Австралией, населенной потомками каторжников и бурятских аборигенов. На самом деле наибольший вклад в освоении здешней территории внесли так называемые столыпинские переселенцы.


Начиная с 1907 года русское правитель- ство во главе с премьер-министром Столыпиным развернуло активную переселенческую политику, началось массовое переселение в Сибирь малоземельных и безземельных крестьян из европейской части России. В поисках земли и лучшей доли сюда ехали тысячи бедных крестьянских семей с Дона, Тверской, Вятской, Могилевской, Витебской и других губерний, – рассказывает Нина Белова.


Именно так здесь оказались и мои предки. Братья прабабки по отцу, Зилицкие, приехали сюда с Витебщины. А сама прабабка, Фетинья Ивановна Морозова, присоединилась к ним после Первой мировой войны, в которой сложил голову ее муж. В далекую Сибирь она с тремя маленькими детьми на руках добиралась около года. Во время этой весьма не увеселительной поездки средний сын Антон умер от тифа. Двое других сыновей, Филипп (мой дед) и Семен, выросли на новой родине, занимались валкой леса и его сплавом до Зимы. Воевали в Великую Отечественную Семен с нее не вернулся, сложив свою голову на Курской дуге.


Не обошлось в освоении здешних земель и без традиционных для Сибири первопроходцев-староверов. На начало ХХ века их здесь насчитывалось около 650 человек. И даже старообрядческий молитвенный дом здесь появился в 1911 году на четыре года раньше православной Николаевской церкви, названной так во имя Николая Чудотворца. В этом доме велись службы на греческом языке, а собравшиеся на молитву крестились двумя перстами.


Попом у староверов был Евстафий Самсонович Сергеев, в 1938 году репрессированный «за причастность к церкви». По достославной 58-й статье «тройка» УНКВД Иркутской области «впаяла» ему 10 лет лишения свободы.

Третий справа - поп-раскольник Евстафий Самсонович Сергеев.

Однако отсидка не вразумила упрямого и отчаянного раскольника. Вернувшись домой, он, не боясь доносов, продолжил свою проповедническую деятельность на дому: крестил детей, собирал единоверцев на молитву.


Большевики же к тому моменту сумели в рамках отдельно взятой Хор-Тагны положить конец церковному расколу, причем сделали это весьма своеобразным способом: пристроили к зданию православной церкви молельный дом староверов и устроили в получившемся помещении склады и зернохранилище.


Однако на тот момент в селе уже почти не осталось староверов. Большинство из них уехали в Усольский район, а оставшиеся не сумели сохранить в неприкосновенности свои традиции и образ жизни. Они ходят на кладбище с крашеными яйцами не в Родительский день, а на Троицу, причем хоронят и поминают своих единоверцев с утра до полудня. Вот, пожалуй, и все старообрядческие традиции, дожившие до сегодняшнего дня. В остальном это такие же жители деревни, как и остальные, – объясняет Нина Белова.


Впрочем, кое-что все-таки осталось. Например, в 2009 году один местный парень перестраивал свой дом и за внутренним оконным наличником нашел тайник, в котором сохранились листы из старинной Библии.


Местную национально-религиозную солянку великолепно дополняла мусульманская диаспора с Руси так назвали расположенную неподалеку деревушку основавшие ее татары из Уфимской губернии. В далекой Сибири они с гордостью говорили окружающим, что пришли сюда «с Руси».


И, наконец, в качестве вишенки на торте стоит вспомнить голендров, обитающих в соседних Пихтинске, Среднем и Дагнике – деревенях, входивших как в Хор-Тагнинскую волость, так и в нынешнее Хор-Тагнинское МО.

Уже два десятка лет Нина Белова пишет летопись своей деревни.

Выходцы из Голландиипозднее они оказались в Германии, а затем в Польше, после раздела которой стали подданными Российской империи: с немецкими фамилиями, русскими и польскими именами и «хохляцким», как они его сами называют, языком.


Правда, само слово «голендры» появилось в хор-тагнинском обиходе в 90-х годах прошлого века. До этого их в селе всегда называли немцами (видимо, из-за фамилий Людвиг, Зелент и т. п.) и отчего-то недолюбливали. Возможно, сказывались какие-то ассоциации с немецко-фашистскими захватчиками. К слову сказать, среди всех местных голендров был лишь один ветеран войны, остальные провели годы Великой Отечественной в трудовых лагерях. И если взрослые люди, как правило, держали это предубеждение при себе, то школьники гораздо меньше стеснялись выражать свои чувства. Дело в том, что в том же Пихтинске была только начальная школа, а в последующие годы юным «немцам» приходилось продолжать образование в Хор-Тагне, бок о бок с ребятишками других национальностей.

Один из первых хор-тагнинцев - Яков Шерстов с семьей...

... и его дом у подножия Яшкиной горы.


Однако к 1980-м эта неприязнь утих- ла, – вспоминает Нина Белова. – Когда я сама училась в школе, у меня было много одноклассников-голендров, и к ним ко всем было абсолютно нормальное отношение. А их происхождение к тому времени стало скорее поводом для шуток, которые сами они охотно поддерживали. Например, помню, мой одноклассник Анатолий Людвиг после 9 Мая смеялся: «Вам-то хорошо, у вас праздник, а у нас флаги приспущены».


Сегодня голендры обитают не только в сво- их исконных деревнях. Например, Александр Людвиг живет в Хор-Тагне, где открыл цех переработки мяса, а его сестра вышла замуж за выходца из старообрядческой семьи.


Справка


Село Хор-Тагна образовано в 1892 году. Оно находится на окраине Заларинского района Иркутской области, в предгорьях Саян, на берегах двух рек Хорки и Тагны, коим и обязано своим названием. От районного центра поселка Залари его отделяют 80 км, а от областного центра – 320 км.


Географические координаты Хор-Тагны: 53° северной широты и 105° восточной долготы. Село протянулось с запада на восток вдоль берегов рек на 5 км.


По 1930 год Хор-Тагнинская волость входила в Тагнинский район, который был ликвидирован и включен в состав Заларинского района постановлением ВЦИК от 20.07.1930 года.

В селе насчитывается около 220 дворов, в которых проживает порядка 800-850 человек. Большинство из них русские. В на- стоящее время в Хор-Тагне нет ни одного промышленного предприятия. Имеются школа, детский дом, детский сад, амбулатория, межхозяйственный лесхоз, 5 частных магазинов и почтовое отделение.


С юга и запада Хор-Тагну окружают Саянские горы, имеющие высоту до 2500 м над уровнем моря. Местность имеет холми- сто-равнинный рельеф со средними высотами 500-550 м над уровнем моря. Климат резко континентальный. Наибольшее количество осадков выпадает с апреля по ноябрь. Летом температура может подниматься до +40 градусов и выше, а зимой опускаться до -50.


ОсновнаяплощадьХор-Тагнинского МО покрыта сосново-лиственными борами. В лесах растут брусника, черника, голубика, земляника, а также много лекарственных трав, есть и редкие растения, занесенные в Красную книгу. Животный мир края богат и разнообразен. В окрестностях хватает и хищников (медведь, рысь, волк, соболь, лиса, горностай, колонок, росомаха), и парнокопытных (лось, олень, изюбр, косуля, кабарга, марал), и пушного зверя (бобер, норка, белка), и птиц (рябчик, тетерев, глухарь, утка, журавль, гусь, серая цапля, черный аист, куропаткавальдшнеп, сова, филин). В реках Хорке и Тагневодятсяленок,таймень,хариус,налим, елец, окунь, щука.


Хор-Танга, история новейшая неоконченная


По сути, вся современная история Хор-Тагны связана с «зеленым морем тайги». Заготовка древесины в этих краях началась в 1928 году, а в 1934–м был образован леспромхоз. Первые промышленные рубки леса стартовали на Левом Сараме, где были построены контора и бараки для заготовителей.


Валили круглый лес, подвозили его на ло- шадях к Оке, связывали в плоты и отправляли до Зимы. Постепенно здесь были построены не только бараки, но и обычные жилые дома так и появилась на карте деревня Левый Сарам. В 1943 году контора леспромхоза бы- ла перенесена в Хор-Тагну. Особый размах лесозаготовки набрали в послевоенные годы, их ежегодные объемы составляли порядка полумиллиона кубометров.


Отработанные лесосеки раньше сдавали «под грабли»: после вывоза срубленного леса сучки сгребали в кучи и сжигали, а остальной мелкий мусор собирали граблями. Так было даже в самые тяжелые военные и послево- енные годы. А зайдите на лесосеку сегодня: нынешние арендаторы относятся к лесу так варварски, словно находятся на вражеской ок- купированной территории. И природа платит нам за это пожарами, небывалыми снегами и градами, неурожаями кедрового ореха и тому подобным, – говорит Александр Петрович Васиченко.

Дмитрий Пименов учит школьников столярничать и заботиться о своей родине.

Тайги бывают разные


Вся его жизнь прошла в тайге. Он предста- витель целой династии лесников и лесничих. И его дед, Ефрем Петрович, и отец, Петр Ефремович, и оба брата, Николай и Федор, и племянник Николай все были лесниками, а сын Петр летчиком-наблюдателем Иркутской авиалесоохраны (сейчас уже находится на пенсии). Их родовая тайга «на один колот» носит гордое название Петербургская.

Колот это промысловый инструмент, используемый при сборе кедрового ореха, деревянный молот больших размеров наподобие гигантской киянки. Территория, которую можно обработать одной такой «киянкой» в первые две сентябрьские недели, пока длится заготовка орехов, и называется у нас «один колот». Были и гораздо большие участки – «на три колота», «на десять колотов», – объясняет Александр Петрович.


Каждую осень мы легко добывали по тонне ореха. В советские годы можно было купить мотоцикл «Урал» или просто положить на сберкнижку 1,5-2 тысячи рублей, притом что килограмм принимали за 1 рубль 30 копеек. Один только хор-тагнинский участок заготавливал порядка 200 тонн. На заготовки так же, как и на охоту люди приезжали со всей страны. Для этого специально брали отпуска. Так и появились у нас эти тайги (участки): Первая Иркутская, Вторая Иркутская, Балаганская, Семнадцатая (колхоз имени XVII съезда КПСС), Заводская (заларинский механиче- ский завод), Кузьмина, Бровкина (фамилии добытчиков).


Казалось, что лес и его дары здесь не закончатся никогда, но вместо этого вдруг неожиданно закончился леспромхоз. Его закрыли еще в советское время в 1986 году, после чего довольно быстро умерли 17 окрестных «ведомственных» деревень. Многие их жители разъехались кто куда, а практически все оставшиеся перебрались в Хор-Тагну. И тайга продолжала щедро делиться с ними своими богатствами, помогая пережить нелегкие перестроечные и первые «капиталистические» годыведьв Хор-Тагне к концу столетия осталось лишь одно «градообразующее предприятие» – местный детский дом (сейчас Центр помощи детям).


В те годы здесь жило около сотни детей, и с ними работало примерно такое же количествопедагогического и обслуживающего персонала все они получали какую-никакую, но регулярную зарплату из федерального бюджета.


По сути, в магазинах мы покупаем чай, сахар, соль, муку, растительное масло и табак, все остальное у нас свое. Это «дикие» мясо и рыба, грибы, ягоды, орехи плюс урожай с огородов и скотина, – говорит Александр Васиченко.

Домой – туда, где счастье и покой


Действительно, к началу 2000-х в Хор-Тагне остались только те, кто уже не мыслил своей жизни в городе, без тайги во- круг. К слову, тогда же в родную деревню вернулись и многие из тех, кто когда-то уехал отсюда в поисках городского счастья. Один из таких вернувшихся нынешний глава администрации Сергей Ненахов, родившийся ссоседнем селе Таежном и окончивший школу- десятилетку в Хор-Тагне.


После лесотехникума я почти десять лет отработал в Усть-Куте начальником верхнего склада лесозаготовок, – вспоминает он.


Тамродилисьдети,ивомногомименноиз-за них и вернулся в 1997 году на свою малую родину. В городах и Усть-Кут не исключение как эпидемия распространялись пьянство, наркомания, деструктивные секты и прочая грязь. А здесь тишина и спокойствие, словно специально созданные для нормального воспитания детей. К тому же сам я заядлый охотник и рыбак. Вернувшись сюда, устроил- ся начальником Хор-Тагнинского охотучастка Присаянского коопзверопромхоза. В моем подчинении было 14 штатных охотников, за каждым из которых были закреплены свои участки тайги, плюс 30-35 любителей. В ос- новном они брали лицензии на белку и соболя. Все добытое должны были сдавать государ- ству, но по факту я закрывал глаза на то, что часть добычи они продавали перекупщикам по более высоким ценам людям надо было на что-то кормить свои семьи. Потом я ушел в охотнадзор, где отработал 4 года, потом еще 4 года в лесничестве до 2012 года, когда решил баллотироваться на должность главы здешней администрации.


Еще один из тех, кто вернулся, – Дмитрий Пименов. Ну, ему, как говорится, сам Бог велел, ведь Дмитрий является правнуком одновременно двух местных «людей-легенд»: Якова Шерстова, в честь которого названа Яшкина гора, и попа-раскольника Евстафия Сергеева. Однажды, находясь в тайге, он поспорил с другом, что жизнь может быть гораздо лучше, чем здесь и сейчас, – и уехал в город. Занимался строительством (одно время на него работало сразу пять бригад), купил квартиру, женился, у него родился сын. Но так и не найдя счастья, решил вернуться туда, куда звала душа, тоскующая по тайге и родной деревне. Тогда ему было 36 лет.


Тридцать шесть моих друзей мне дали мир понять духовный,

Слезами наших матерей, бокал из-под вина наполнив.

Не в силах больше я смотреть на все, что в мире происходит,

Ведь так все может умереть, когда ду- ховный мир уходит.

Написав эти строчки, Дмитрий вернулся в Хор-Тагну. А вернувшись, устроился в мест- ную школу учителем-технологом, или, говоря по старинке, трудовиком. Кстати, именно под

его руководством ученики облагораживали школьный родник, вырезая для этого деревянных богатырей.


Учу детей столярному делу, учу созда- вать что-то новое, учу заботиться о том, что нам дано свыше. Например, те, кто работал, украшая наш родник, никогда не испоганят мусором святую ключевую воду. А глядя на них и остальные подтянутся, – уверен Дмитрий.


Своей очереди ждут другие ключи и род- ники только на территории села их насчитывается чуть ли не около десятка. И родниками Дмитрий ограничиваться не намерен. Он считает, что в его селе все должно быть красивым, а значит работы хватит надолго. А со временем подумывает вернуть Хор-Тагне и место для общения с Богом. Правда, не говорит, что это будет: православная церковь или молитвенный дом старообрядцев. Бог подскажет, уверен Дмитрий Пименов.