СТАТЬЯ 17 МИХАИЛ РОЖКОВ. «ГЛАЗКОВСКИЙ НЕКРОПОЛЬ» — УДИВИТЕЛЬНОЕ РЯДОМ.


Всего в нескольких минутах от исторического центра Иркутска находит­ся всемирно известный памятник камен­ного века. Имя ему «Глазковский некро­поль», находится он на территории парка им. Парижской коммуны. Немногие ирку­тяне знают об этом удивительном памят­нике. А между тем он — единственный в мире сохранившийся в центре города, входит в число 100 уникальных археоло­гических памятников планеты, на более чем 2 000 лет древнее египетских пира­мид, описан во всех археологических справочниках мира, в ближайшем буду­щем будет включен в перечень историче­ского и культурного наследия ЮНЕСКО!


Стоит также добавить, что «Глазков­ский некрополь» донес до нас свидетель­ства существования таинственной и зага­дочной «китойской культуры». Вот уже на протяжении трех веков археологи и антропологи не могут однозначно ответить на вопросы: откуда пришли «китойцы», почему прожили здесь свыше двух тыся­челетий и вдруг бесследно исчезли?


В фондах Иркутского областного краеведческого музея хранится 93 кол­лекции, насчитывающие почти 2 000 артефактов «Глазковского некрополя». Предлагаем вашему вниманию некото­рые из них.


Термин «китойская культура» стал употребляться с 1904 года по предложе­нию М. П. Овчинникова, одного из первых ученых замечательной плеяды сибир­ских археологов. Представлена данная культура в виде обрядовых погребений на Кайской горе левобережного района города. Первые археологические раскоп­ки этой культуры относятся к 80-м годам XIX века, на разных этапах в них прини­мали участие ученые с мировым именем, такие как: Б. Э. Петри, А. П. Окладников, М. М. Герасимов, Г. И. Медведев, М. П. Ак­сёнов, В. И. Базалийский, Савельев Н. А. За все время этих раскопок были иссле­дованы 71 захоронение и 115 погребен­ных в них.


Парк им. Парижской коммуны, вид с правого берега Ангары



Вскрытое погребение людей «китойской культуры»



Зарисовки людей загадочной культуры, сделанные М. М. Герасимовым


Вот так выглядели погребенные в некрополе «китойские» мужчины. По мне­нию ученых, это были физически очень сильные люди, средний рост их составлял 145–170 см. Генетический анализ дает возможность предположить, что «китойцы» являются далекими предками коренных народов Кореи, Японии и индейцев Се­верной Америки. Отсюда выводы о том, что место современного расположения Иркутска было неким перекрестком, отку­да древние люди переселялись на Восток и в Северную Америку.


В основе погребального обряда «китойской культуры» лежали анимисти­ческие представления, исходя из кото­рых умершего сородича наделяли всем необходимым для жизни в потусторон­нем мире. Предметы эти укладывались в сумки за головой, возле рук и ног. Умер­ших погребали в овальные или прямоу­гольные ямы глубиной от 0,3 до 1,8 ме­тра (в зависимости от времени года?) и обильно посыпали охрой. Эта природная минеральная краска красного цвета на­зывается «кровавик». В основе ритуала, по мнению ученых, лежит представление древних людей о красной краске как ис­точнике жизни и средстве воскрешения покойников в «полуночной» стране. У 40% погребенных голова отделена от туло­вища, что тоже является частью ритуаль­ного обряда, и, очевидно, тайна его так и останется в глубине многотысячелетней истории загадочной культуры. Погребаль­ный инвентарь составляли шлифованные нефритовые и сланцевые ножи и тёсла, кремневые вкладыши к ножам и другие изделия из камня и кости. Самую много­численную серию предметов составляют стерженьки рыболовных крючков. В отдельных могилах их насчитывается свыше 150 штук. Интересно отметить, что долгое время предназначение их было неясным, и лишь в 1928 году М. М. Герасимов впер­вые четко обозначил их как составные части рыболовных крючков. Несложно сделать следующий вывод — основным занятием этих людей было рыболовство. Наряду с этим они занимались охотой и собирательством, что характерно для лю­дей каменного века.



Гарпун




Составной крючок


Также в погребениях обнаружены уникальные украшения: подвески из клы­ков кабана и благородного оленя, кольца из редких минералов. Найденные там же скульптурные изображения голов лосей и рыб, вырезанных из кости, а также рыбок- приманок из сланца говорят о высокораз­витом искусстве древних мастеров «ки­тойской культуры». Многие из этих вещей сделаны специально для захоронений, они не сломаны, не сточены и в хорошем состоянии.



Голова лося 


Бусы



Остроконечник из нефрита


Нож из нефрита


Детальный анализ многочисленных погребений свидетельствовал об имуще­ственном различии погребенных. Акаде­мик Окладников утверждал, что «у древ­них «иркутян» существовало рабство, при котором, если умирал хозяин, то вместе с ним убивали одного или несколько слуг, которые сопровождали бы его в царство усопших».


Среди прочих загадок и открытий «Глазковского некрополя» есть еще одна, до сих пор непостижимая для ученого со­общества. Это единственный в мире слу­чай захоронения волка, в лапах которого лежал череп человека. Этому захороне­нию 7,8 тысяч лет, но самое интересное то, что японские специалисты провели радиоуглеродный анализ костей и пришли к сенсационному выводу — человеческие останки более чем на 400 лет старше, чем скелет волка!


Вот уже почти 100 лет авторитетные ученые с мировыми именами бьются за то, чтобы на территории современного парка им. Парижской Коммуны был поставлен комплексный музей-памятник редчайшего исторического наследия каменного века. Единственный в своем роде — не только в России, но и во всем мире! Разработан и проект будущего музея, названного «Бай­кальский центр изучения человека», об­щей площадью не менее 10 тысяч кв. м. Планируется разместить экспозиции как в здании, так и под открытым небом.


В 2014 г. Минкультуры РФ и Институт Археологии РАН поддержали создание музейного комплекса, была организована творческая группа по реализации про­екта, в состав которой вошли скульптор Даши Намдаков и режиссер Сергей Бо­дров-старший. Создание музея имеет не­оценимое значение для Иркутска и послу­жило бы весомым вкладом в перспективу становления его как одного из привлекательнейших городов Северной Азии. Без всякого сомнения — это достойный вос­хищения проект, столь значимый для на­шего любимого Иркутска.


Хотелось бы на этом и закончить рас­сказ об уникальнейшем памятнике камен­ного века в Иркутске, но будет ли вопло­щен в жизнь столь грандиозный и нужный городу, России и всему мировому культур­ному наследию проект музея? Пока даль­ше макетных эскизов дело не пошло.



Макет музейного центра «Байкальский центр изучения человека»