ЯКОВЛЕВА АЛЕНА САКРАЛЬНЫЕ МЕСТА ДЕРЕВНИ ШАЛОТЫ И СЕЛА ВЕРХНЯЯ КУЙТА НУКУТСКОГО РАЙОНА ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Иркутская область 

Нукутский район с. Алтарик

МБОУ Алтарикская СОШ

Нукутский ДЮЦ





 «Сакральные места деревни Шалоты и села Верхняя Куйта

 Нукутского района Иркутской области»






Автор: Яковлева Алена Леонидовна, 

10 класс

Руководитель: Бутонова Нина Александровна,

 учитель истории и обществознания, 

педагог дополнительного образования

Содержание:

Введение………………………………………………………………………..….……..…3

Священные деревья деревни Шалоты…………………………………………….…….…7

Современные взгляды шалотских жителей на обычаи и традиции…………………....15

Предание о горе Улан-Хада…………………………………………………………...…..17

Социологический опрос  жителей села Верхняя Куйта……………………….……..….21

Заключение…………………………………………………………………….….….…….23

Список литературы………………………………………………………...………….……25

Введение


Актуальность. Современный мир изменился во всех сферах жизни общества, в том числе и в духовной. В рамках процесса глобализации во всем мире взаимодействие народов друг с другом увеличилось и продолжает возрастать. Но каждый народ — это носитель неповторимой и уникальной, отличной друг от друга культуры. 


Современная урбанизация, информатизация, а также экономическая взаимосвязь государств сближают национальные культуры. В результате таких процессов мы получаем преображенный образ народов, вместе с культурой изменяется и психология этноса, самосознание. 


Всеобщая декларация прав человека и многие другие документы мирового сообщества, несмотря на провозглашение права народов на самоопределение и сохранение своей культуры, не гарантируют их соблюдения. 


Современные исследования, проводимые для детального изучения традиционных религиозных верований народов России, направлены на выявление их роли в современном этническом развитии и являются задачей огромной важности. Активное развитие коренных народов России, в том числе и бурят, достижения в здравоохранении, культуре и просвещении предопределили вытеснение традиционного уклада жизни и религии.


Изучение природы родного края — это и есть проявление любви к своей малой Родине. Нукутский аймак был образован в 1938 году. В 1962 году произошло укрупнение административно-территориальных единиц Усть- Ордынского Бурятского автономного округа, территория аймака вошла в состав Аларского района. Через 10 лет в 1972 году восстановлен Нукутский район.

На территории Нукутского района, как и во всей стране в целом, проблема сохранения традиционной культуры бурятского народа особенно актуальна. В первую очередь это связанно с тем, что на небольшой территории района проживают русские, буряты, татары, украинцы, кряшены и другие народы. 


Родина — это особенное слово с глубоким смыслом для каждого человека. Меня с детства интересовали истории и события, которые случались в моем родном Нукутском районе. Актуальность данной темы не вызывает сомнений, исследовать обычаи и традиции, сказания своей местности очень интересно и увлекательно. В этом исследовании я хочу рассказать о таинственных и загадочных деревьях, посаженных в деревне Шалоты и на священной горе Улан-Хада, вблизи села Верхняя Куйта.

Учитывая важность возрождения этнокультурных традиций на современном этапе в духовно-нравственном становлении личности, воспитании патриотизма, гражданственности, целью данной работы является изучение природных сакральных мест деревни Шалоты и села Верхняя Куйта.

Исходя из поставленной цели, можно выделить следующие задачи:


— выявить исторические истоки культурных традиций жителей деревни Шалоты и села Верхняя Куйта;

— изучить легенды, предания о священных лиственницах и горе Улан-Хада из рассказов старейшин и жителей деревни Шалоты и села Верхняя Куйта, о сакральных объектах и местах;

— оценить современные взгляды жителей на обычаи и традиции, связанные с сакральными местами.

Гипотеза для данной исследовательской работы звучит следующим образом: «Изучение природных объектов как части сакрального мира жителями деревни Шалоты и деревни Верхняя Куйта Нукутского района является неотъемлемой частью патриотического воспитания местного населения».

Территориальные рамки ограничиваются современной территорией деревни Шалоты и села Верхняя Куйта Нукутского района Иркутской области (Фото 1).

Современная территория Нукутского района Иркутской области (Фотография  1)

Степень изученности проблемы.


Понятие «сакральный» имеет огромную социальную значимость, но является малоисследованным феноменом. Известный антрополог Бронислав Малиновский раскрывал противоречивую природу бытия сакрального в социуме и связь природных объектов с культурными факторами.


Что касается темы священных лиственниц д. Шалоты и горы Улан-Хада в Верхней Куйте, все легенды и предания были записаны мною со слов старейшин и учителей этих сельских поселений. Источниковой базой для данного исследования явились материалы, которые еще не были опубликованы.


Практическая значимость исследования. Материалы настоящей исследовательской работы могут быть использованы при подготовке семинаров, во внеклассных занятиях как обобщенный материал по истории этнокультурных традиций, сложившихся на территории Нукутского района. Также материалы данного исследования в целях популяризации знаний по этнокультурным традициям опубликованы на сайте учителя истории и обществознания Бутоновой Нины Александровны, в социальной группе «Мой Нукутский район» интернет-сети Вконтакте.

1. «Священные деревья»


Лиственница — красивое хвойное дерево, доминирующее в лесах Западной и Восточной Сибири, на Алтае, в Саянах, на Дальнем Востоке, образующее обширные светлые леса.  В благоприятных условиях вырастает до 40 и более метров в высоту при диаметре ствола до 1 метра и более. Возраст лиственниц можно определить по внутреннему строению, то есть, сколько колец внутри ствола, столько и лет дереву. Лиственница каждый год будет прибавлять по одному кольцу, даже если корни начнут гнить.


В рамках исследования этой темы мною были записаны сведения со слов старейшин деревни Щербаковой Клавдии Данчиновны (1925 года рождения, работала телятницей, дояркой в колхозе имени Жданова), Николаева Петра Мартыновича (1935 года рождения, работал механизатором, бригадиром в колхозе имени Жданова) и учителя начальных классов Улахановой Светланы Александровны (фото 2). Именно они и рассказали мне легенды, истории и события, касающиеся «священных лиственниц» деревни Шалоты.

Фото 2.

В Шалотах в незапамятные времена было посажено тринадцать лиственниц. Все они посажены в одно и то же время. Это было сделано для украшения деревни. Впоследствии лиственницы были признаны сакральными, святыми. Их нельзя было вырубать, осквернять, ломать ветки — это считалось грехом. Они считаются деревьями Бога.


«Сакральный» происходит от латинского sacralis, что означает «священный». Основа sac, по-видимому, восходит к праиндоевропейскому saq, вероятное значение которого — ограждать, защищать. Таким образом, первоначальная семантика слова «сакральный» — это «отделенный, защищенный»


Интереснейший лекарственный продукт лиственницы — сера (затвердевшая смола), которую собирают преимущественно со старых деревьев. Это смолистые выделения лиственницы из естественных трещин, затвердевшие прямо на дереве под действием солнца, ветра и других факторов. Эти выделения вместе с остатками коры, а иногда и древесины собирают и затем варят. Сера способствует укреплению зубов, очищает полость рта от механических примесей и микроорганизмов, на которые действует губительно, способствует некоторому возбуждению аппетита и улучшению пищеварения.


Так и в Шалотах две лиственницы были вырублены для получения такой серы. Люди, которые вырубили самую большую лиственницу и выкорчевали ее корни, в течение двух лет погибли.


В Мархасовской пади, на возвышенности, которая напоминает форму сердца, специально была посажена лиственница для совершения различных обрядов (Фото 3). Дерево имеет три ствола, которые растут в разные стороны. В центре дерева есть круг, в который во время «родового обряда» положено бросать все копейки из карманов.

Лиственница, посаженная в Мархасовской пади (Фотография 3)

По словам Петра Мартыновича, на этом дереве (фото 4) совершали обряд жертвоприношения для богов. Под ветвями этого дерева убивали черного барана, кровью которого поливали корни дерева. Считается, что нужен именно черный баран, чтобы Бог заметил жертву. Еще на ветках данного дерева хоронили шаманов, то есть к трем самым большим веткам прикрепляли цепи, на которые вешали гробы с телами. Но похороны не всех шаманов подвергались такому обряду. Считалось, что если гроб упал с цепей, то шаман недостаточно сильный. И поэтому его тело можно предать земле. А если же гроб оставался висеть, то шаман признавался сильным и висел так до таких же похорон следующего шамана.

Лиственница, посаженная в Мархасовской пади (Фотография 4)

Хоронили только сильных потому, что существовала легенда: три ветки дерева не выпустят душу человека, заключенного в данном пространстве. Если шаман при жизни совершал не только «белые», но и «черные» обряды, то его душа навсегда оставалась внутри этой лиственницы. Души белых шаманов передавались богу, где вскоре перерождались в новые тела, но обязательно возвращались именно в свою семью.


В предместье деревни Шалоты в Сосновой пади (Нарша Жалга) посадили лиственницу, которая получила название Дархейская. В 2007 году самобытный бурятский фотохудожник Орсоев Валерий Петрович запечатлел лиственницу, и эта фотография вошла в фотоальбом книги «Унгинская долина. Дела и люди» под редакцией А. Г. Сморжевского, посвященной 35-летию Нукутского района (Фото 5).

Дархейская лиственница, посаженная в Сосновой пади (Нарша жалга). Предместье деревни Шалоты  (Фотография 5)

Дархейская лиственница неоднократно подвергалась пожарам, но так и не сгорела полностью. В результате последнего пожара верхушка дерева приобрела очертания петуха, клюв которого указывал на запад. Это означало, что будет счастье для деревни, по древнему преданию. А если клюв птицы указывает на север — это не к добру, на юг — к плодородию.


Однако пожар в 2012 году сильно разрушил верхушку дерева и «петушок» упал (Фото 6).

Клавдия Данчиновна мне рассказывала о том, что если человека признавали виновным в воровстве, то его привязывали к дереву, возле которого заранее собирались все люди, и били розгами, которые смачивали в воде для гибкости.

Дархейская лиственница, посаженная в Сосновой пади (Нарша жалга). Предместье деревни Шалоты (2016 год) (Фотография 6)

Считается, что лиственницы нельзя фотографировать, что это принесет человеку вред здоровью. Светлана Александровна из рассказов своего отца помнит, что если дотронуться до дерева, которое находится за горой Удыхат, то оно принесет человеку либо счастье, либо смерть, либо сумасшествие.

По одной из легенд, на лиственнице, которая расположена в центре деревни, столько ветвей, сколько родов в деревне. Если ветвь становится все меньше и меньше с каждым годом, то это значит, что и род убывает. Если ветвь упала полностью, то и род вымрет. Куда указывает упавшая ветвь, в той стороне и будет следующий покойник. Старые люди, когда проходят мимо данного дерева, обязательно молятся на него. Так как считают, что это приводит к успокоению души.


Среди проезжающих мимо людей есть своего рода традиция: если человек на максимально близком расстоянии успеет обсмотреть лиственницу от начала и до самого конца, то она обязательно принесет ему удачу. Но действует это только один раз.


В моей родной деревне Шалоты существуют множество легенд и преданий о лиственницах, это лишь немногие из них.


Еще одну историю вспоминает Бабкинова Зоя Александровна (1932 года рождения), уроженка деревни Шалоты, но в юном возрасте переехавшая в село Верхняя Куйта. Всю трудовую деятельность Зоя Александровна проработала педагогом (Фото 7).


Мама Зои Александровны тоже уроженка деревни Шалоты. В 1930 году еще молодой Александр Прокопьевич, отец Зои Александровны, ухаживал за своей будущей супругой. Она жила в районе Дархея, путь с деревни Шалоты лежал мимо лиственницы.


В те времена днем все работали, на личную жизнь оставалось время вечернее, ночное. И очень поздно ночью Александр Прокопьевич ходил в Дархей. Когда он проходил мимо лиственницы, впереди него появлялись два мужских силуэта: один высокий, другой низкий. Александр Прокопьевич был человек волевой, настойчивый, и в кармане у него всегда был наган. Он приводил наган в готовность и пытался догнать силуэты, но не мог, расстояние между ними оставалось прежним. Дойдя до места, где жил род Кондаковых, силуэты исчезали. Эту историю Александр Прокопьевич рассказал своей дочери Зое Александровне, когда она училась уже в институте.


Зоя Александровна вспоминает, как житель Шалот старый дед Федор Бажидомов рассказывал про Дархейскую лиственницу, что там обитают потусторонние силы. И будучи молодыми, они очень боялись этого места.


Бабкинова Зоя Алексндровна (Фотография 7)

2. Современные взгляды жителей деревни Шалоты на обычаи и традиции


Состояние этнической культуры в значительной степени зависит и будет зависеть от позиции и практической деятельности представителей современных жителей.


Традиционные культурные ценности в процессе длительного исторического развития подверглись изменениям. Проследить эти изменения я решила с помощью социологического опроса разных возрастных групп населения деревни Шалоты, в ходе которого было опрошено 60 человек. Опрошенные были поделены на три возрастные категории по 20 человек в каждой:


1. От 10 до 18 лет (школьники).

2. От 18 до 40 лет.

3. От 40 лет и старше.


У первой категории опрошенных, а это дети среднего и старшего школьного возраста, ценности по отношению к своей малой родине складывается на этапе социализации и их воспитания в семье и школе.


По итогам всего опроса можно сделать вывод, что традиции и обычаи, легенды знают 98% опрошенных возрастной группы от 40 лет и старше. Процент респондентов от 18 до 40 лет, знающих (поверхностно или подробно) легенды и обычаи, связанные со «священными лиственницами» деревни, равен 62%. Описать легенды о деревьях смогли лишь 40% опрошенных в самой младшей возрастной группе от 10 до 18 лет (Фото 8).


Таким образом, можно сделать вывод, что социальная среда деревни не способствует сохранению обычаев и традиций среди молодежи и учащихся.


Для решения этой проблемы необходимо создавать условия для популяризации традиций этноса. Это организация мероприятий, где проводятся праздники, в том числе и национальные, где дети приобщаются к культуре и традициям своего народа.

Социологический опрос жителей д. Шалоты (Фотография 8)

3. Предание о горе Улан-Хада


В селе Куйта Нукутского района существует предание о горе Улан-Хада, о ней мне повествовала учитель Верхне-Куйтинской школы Андреева Елена Анатольевна (Фото 9). Семь поколений назад приплыл по реке в образе щуки шаман и поселился деревне. Перед смертью он попросил похоронить его на горе Дунда-Улан (в переводе с бурятского на русский язык — «средняя красная»), она находится между двумя горами. Но старейшины решили похоронить его на другой горе, за границей села Верхняя Куйта. Когда церемония отправилась в путь, вдруг началась пыльная буря, но людям все же удалось забраться на гору. Ветер стих, и люди увидели, что они находятся на горе Дунда-Улан, пришлось похоронить шамана там. С тех пор эту гору начали называть Улан-Хада (Фото 10, 11).

Андреева Елена Анатольевна (Фотграфия 9)

Гора Улан-Хада (фотография 10)

Подножие горы Улан-Хада (Фотография 11)

Шамана всегда вспоминали как «Иваашка–баабай–Онхоони хубуун». Однажды к бабушке Дамбушке прибежал встревоженный внук и пожаловался, что всю ночь его беспокоил старик-бурят с бородой, не давал спать. Тогда бабушка спросила: «Что ты принес с Улан-Хада?». Егор показал ей старый ржавый нож без ручки. Бабушка сразу же велела ему отнести его на то место, где взял. После того, как внук отнес нож на гору, у него наладились дела. Оказалось, что этот нож из погребения «Иваашки–баабай».

В 1942 году местный житель Олзой пас в местности Заимка, недалеко от горы Улан-Хада, рабочих лошадей бригады. Перед рассветом он услышал удары в бубен, доносящиеся со стороны горы. Это явление еще раз подтвердило, что гора Улан-Хада — место обитания шамана.


Фронтовики вспоминали, что во время Великой Отечественной Войны этот старик на белом коне появлялся в самые критические, опасные моменты для людей и спасал их от неминуемой гибели. «Иваашка–баабай» является покровителем села Куйта, а у бурят красный цвет считается символом защиты, оберега. Поэтому гора называется «Улан-Хада» («улан» в переводе с бурятского — «красный»).

Еще одну историю вспоминает Зоя Александровна. С ее слов, весь род Бабкиновых жил у подножия горы Улан-Хада (фото 12) и поклонялся этой горе. Мужчины этого рода, ушедшие на войну в 1941 году, все вернулись. Весь род верит в силу священной горы.

Сэргэ у подножия горы Улан-Хада (Фотография 12)

Самый старший — Федор Прокопьевич, 1901 года рождения; самый младший — Герасим Прокопьевич, 1914 года рождения. Отец Зои Александровны Александр Прокопьевич в 1937 году работал председателем колхоза «Аляты». Год выдался неурожайный, не взошла пшеница из-за погодных условий. Александра Прокопьевича объявили врагом народа и приговорили к смертной казни, он просидел 87 суток в одиночной камере. Он рассказывал, что каждое утро в 5.00 часов охрана, гремя ключами, открывала камеры и выводила на расстрел приговоренных, и каждый раз он ждал своей очереди. Спустя 87 дней ему изменили приговор на 15 лет тюремного заключения. В 1945 году он вернулся домой. Родственники писали апелляции и молились о помощи священной горе Улан-Хада.



4. Социологический опрос  жителей с. Верхняя Куйта: «Что вы знаете про гору Улан-Хада?»


Общеизвестно, что нравственное состояние общества во многом зависит от состояния его культуры, прежде всего, традиционной. Распад этой культуры ведет к духовной гибели этноса, а затем к его физическому исчезновению с этнографической карты мира.


Для того чтобы оценить, как на сегодняшний день жители села относятся к горе Улан-Хада, мною было проведено анкетирование жителей Верхней Куйты. Они ответили на следующие вопросы:


1. Откуда произошло название горы?

2. Вы предпочитаете название «гора» или «возвышенность»?

3. Возможно ли хозяйственное использование природных ресурсов горы?


На первый вопрос из 32 респондентов 18 ответили, что название горы произошло от высокого содержания глины в почве. Это составляет более 56% от числа опрошенных. 44% считают, что название «красный» ассоциируется с защитой и оберегом, раз там обитает покровитель села Куйта «Иваашка–баабай».


На второй вопрос 100% респондентов выбрали форму рельефа «гора». Отметив при этом, что на горе обитает дух шамана, и было бы неуважительно называть это место по-другому.

На вопрос «Возможно ли хозяйственное использование природных ресурсов горы?» опрошенные единодушно ответили, что нет, нельзя. Гора Улан-Хада почитается как сакральное место жителями села.

Социологический опрос жителей с. Верхняя Куйта (Фотография 13)

Заключение 


Жители деревни Шалоты и села Верхняя Куйта во все времена, и даже в период развития тенденций атеизма, пытались сохранить особую уникальность сакрального мира своего родного края. Из поколения в поколение передавались в селах и деревнях основы традиционной культуры: легенды и предания, традиции и обычаи. Как и все народы Советского союза, мои земляки прошли по пути огромного перехода от традиционной культуры к современной цивилизации.


И деревня Шалоты, и село Верхняя Куйта являются полиэтническими поселениями Нукутского района. По данным переписи, в этих маленьких деревнях проживает более 7 национальностей.


В результате межэтнических контактов возникли этнокультурные и этносоциальные отношения и связи, естественно и закономерно взаимодействующие друг с другом культуры. Это повлияло на сохранность и дальнейшее развитие традиционной культуры.


В процессе выявления исторических источников культурных традиций жителей села Верхняя Куйта и деревни Шалоты я пришла к выводу, что одухотворение природных объектов окружающего мира порождает многообразие форм традиционной культуры: легенд, преданий. Однако каждая из них уникальна. Например, разнообразие преданий и поверий о лиственницах в Шалотах или священной горе Улан-Хада. Каждая семья, род или человек поклоняются им по-своему, как завещали им предки (не выкорчевывать корни, не осквернять, кто-то считает, что нельзя фотографировать лиственницы, шуметь возле горы).


Следующей задачей моего исследования было изучить легенды и предания о священных лиственницах и горе Улан-Хада. Легенды и предания о священных лиственницах я узнала из рассказов старейшин деревни Шалоты Щербаковой Клавдии Данчиновны, Николаева Петра Мартыновича, Бабкиной Зои Александровны и учителя начальных классов Улахановой Светланы Александровны. Сведения о священной горе Улан-Хада — из рассказов учителя биологии Андреевой Елены Анатольевны и Бабкиной Зои Александровны. Опубликованных письменных источников мною не найдено.


Изучая легенды и предания о священных лиственницах и горе Улан-Хада, я поняла, насколько значительное место они занимают в устном народном творчестве. Здесь отражается жизнь и быт народа, его культура и обычаи. В самые тяжелые моменты жизни люди обращаются к священным местам той местности, в которой живут, просят помощи.


На этапе оценивания современных взглядов жителей деревни Шалоты и села Верхняя Куйта можно сделать вывод, что социальная среда деревни не способствует сохранению обычаев и традиций среди молодежи и учащихся. Однако все возрастные категории в достаточной степени уважительно относятся к сакральным местам, что свидетельствует о высоком значении таких традиций в воспитании высоких нравственных и моральных качеств населения. Таким образом, считаю, что все поставленные мною задачи выполнены и цель достигнута.


Я думаю, что каждый человек должен понять для себя, осознать, что для него есть Родина.

Родина — это не просто жить и принадлежать к определенному государству мира, нужно любить традиции, обычаи, знать культуру и искусство этой страны. Дорожить и беречь природу и памятники архитектуры, чтобы сохранить их для будущих поколений такими, какие они есть — прекрасные, загадочные и радующие глаз человека.







Список использованной литературы:



  1. География УОБАО: учебное пособие. — Иркутск–Усть-Орда: издательство «Свет», 1997г. — 16 с.
  2. Лехатинов А. М. Малая родина. — Иркутск. 2016. 360 с.
  3. Сонгинайте Н. С. Социальная антропология Бронислава Малиновского // Журнал социологии и социальной антропологии. — 1998. Т. 1. № 2. С. 33–40.
  4. Унгинская долина. Дела и люди. Иркутск. Изд-во «Оттиск», 2007. 68 с. Под редакцией А. Г. Сморжевского.


Информаторы:



  1. Из воспоминаний Щербаковой Клавдии Данчиновны, старейшины деревни Шалоты. Дата рождения: 10.06.1925.
  2. Из воспоминаний Николаева Петра Мартыновича, старейшины деревни Шалоты. Дата рождения: 26.08.1935.
  3. Из воспоминаний Улахановой Светланы Александровны, учителя начальных классов Шалотской основной школы.
  4. Из воспоминаний Андреевой Елены Анатольевны, учителя географии и биологии Верхне-Куйтинской основной школы.
  5. Из воспоминаний Бабкиновой Зои Александровны, уроженки деревни Шалоты, переехавшей в юности в Верхнюю Куйту. Дата рождения: 01.12.1932.


Интернет-ресурсы:



  1. 10.Лиственница; [Электронный ресурс] Интернет-журнал «Живой лес» — Режим доступа: http://givoyles.ru/articles/poroda-nomera/listvennica/ (дата обращения 20.12.2016 г.)
  2. Лиственницы; [Электронный ресурс] Лекарственные растения, фитотерапия, лечение травами. — Режим доступа: http://fitoapteka.org/herbs-l/3819-101020-larix (дата обращения: 10.03.2016 г.)