НОВОСТИ

75-ЛЕТИЮ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ

Больше 20 лет  существует наш музей в Заларях, и открытия в истории родной земли, в судьбах земляков  стали  уже делом привычным. Но вот что характерно: невозможно  привыкнуть воспринимать эти открытия с холодным сердцем.  Волнуют обнаруженные  доказательства,  из которых, как из пазлов, собирается общая картина, чья-то история рода, история деревни… 


     Год Победы,  как никакой другой, был особенно богат на находки. Музей сам по себе созрел для обобщения собранных материалов по заларинцам-участникам Великой Отечественной войны. К юбилейному 9 Мая мы  уже создали  выношенную в сердце Книгу памяти Заларинского района  в сигнальном варианте.  Однако, после публикаций в СМИ о наших находках и обращениям к населению пополнить фонды музея материалами о воинах-сибиряках произошло много дополнений к Книге Памяти. Но,  пожалуй, самым значительным подспорьем для Книги Памяти стали рассекреченные данные ЦАМО о потерях личного состава  РККА в годы Великой Отечественной войны, выставленные в Интернете. Выставление огромного количества материалов о солдатах  2-й мировой пополнило и наши данные. Одна за другой стали дополняться малоизвестные страницы судеб  тех воинов, которые пропали без вести,  которых забыли семьи.  Нередки такие случаи, когда ветераны просто-напросто не хотели вспоминать войну и ничего не рассказывали ни детям, ни внукам, ни общественности, и только теперь становится известной часть военной биографии земляков. 


    Имя погибшего под Сталинградом Скребнева Георгия Семеновича не давали  забыть  его дети:  дочери Галина, Тамара, Нина, сын Владимир. Все они дети войны, закалились на военных годах лихолетья,  сохранив в себе  трепетную любовь и нежность к отцу, не вернувшемуся с войны, но давшему жизнь своим «птенчикам». День  гибели Георгия 21 сентября  всегда отмечался детьми политрука Скребнева  как святой.  Галина Георгиевна подчеркивает, что они с Тамарой постоянно и пристально  наблюдали за событиями на волгоградской земле, имевшими отношение к войне.  Однажды Тамара увидела документальный фильм об открытии мемориала в Городищенском районе Волгоградской области и в  мелькавших титрах ей встретилась фамилия Скребнева. Тогда сестры не были уверены, что речь шла  о том месте, где погиб их отец.  На основании работы поисковиков последних лет,  новых данных  Заларинского РКМ о том, как находят  по интернету  новые данные,   Галина  решила  повторить попытку поискать данные об отце. Уже шесть лет прошло, как не стало ее старшей сестры Тамары, уже  просит она взрослого внука Диму  сделать запросы на фамилию Скребнева, погибшего в войне. Ее поразило то, что  на запрос на мониторе появилась 241 фамилия, и по имени ее отец среди всех был самым старшим и первым в списке. Последней каплей в достоверности оказалась последняя графа сводки: ФИО жены и ее адрес. Рядом с именем отца, военное звание которого – политрук,   военный комиссар 2 батальона 598 стрелкового полка 207 стрелковой дивизии, в одной строке названа их мать Скребнева  Мария Анатольевна, жившая в Заларях  по ул. Лево-Октябрьской, 12. Этот дом  дали Георгию как уполномоченному министерства заготовок, направленному  из  Москвы, направленному в 1940 г. в поселок Залари.   Находка документа произошла  накануне 9 Мая 2015года. Далее в голове  зрела мысль продолжить  интернетный поиск, и Галина Георгиевна  стала  все чаще и чаще наведываться в Заларинский музей. Она подсаживалась  к главному «интернетному поисковику» Ирине Леонидовне  Алексеевой и вела  с ней беседы на ту или иную тему, высказывая и свою наболевшую мысль. Однажды Ирина ввела его фамилию – опять знакомый список Скребневых, среди которых наш был первым. Ирина пошла дальше в своем поиске  и заказала углубленный запрос. Позднее она проанализировала именно эту ситуацию: почему-то в углубленном поиске нашего  Скребнева не оказалось. Но почему? Ира считает, что материалы печатали наемные люди, и списки несовершенны. В анкете на углубленный  запрос заполнявшими ее не были указаны населенный пункт, откуда воин был призван и ФИО жены, поэтому поиск №2 не дал результата. Ира запросила  данные по фамилии на сайте «Обелиски и памятники  России», и вот тут-то Великий Интернет отыскал политрука Г.С. Скребнева, похороненного в братской могиле в 4,5 тысяч человек в Городищенском районе  дер. Самофаловка. Надо видеть лица  людей у монитора! Они были сосредоточены на тексте, глаза искали нужное, голова анализировала ситуацию.    Шаг за шагом двигались они  к цели: отыскать могилу  Георгия Семеновича. Ира попросила поисковика сайта дать фотографии памятников и братских могил Городищенского района. Минута – и перед женщинами из сибирского далекого от Волги села на мониторе предстала статуя матери, держащей ветку в руках, установленная в Самофаловке. За ее спиной – стелы, стелы, стелы с фамилиями погибших. Одну за другой Ирина приближает к просмотру стелы: они читают и ищут родную и нужную фамилию. Наконец, на очередной стеле с буквой «с»  четко  прочиталось:  Скребнев Г.С. Около стел  изредка стоят частные маленькие памятники, напротив некоторых фамилий – овалы  с фотоликами, но их совсем немного…

    Галина Георгиевна пришла домой, притихшая, углубленная в свои переживания.  Она всю ночь перебирала  вечную нитку бус размышлений над историей своей семьи, прикасалась памятью ко всем своим близким. Отец… Неужели, наконец, можно припасть щекой к месту, где упокоились его останки, поплакать и отчитаться перед ним: нашли, нашли, папочка, мы тебя… Мать…Сколько она переплакала слез о том, что не могли установить место его захоронения… Тамара, сестренка, знала бы ты, родная, что нашлась бесценная могилка…Сын Владимир, носитель фамилии, наконец, успокоился, что память об отце теперь будет вечна… И детям, и внукам, и правнукам теперь доподлинно станет заветным местечко под Волгоградом: дед – герой, защитник Сталинграда, когда переломили  войну повальными смертями, и могила его с погибшими собратьями  установлена точно… За эту длинную ночь 10 сентября она несколько раз принималась плакать. Зрела сквозь слезы мысль: ехать, надо немедленно ехать! Надо низко до земли   поклониться  праху отца, прахам всех погибших участников Сталинградской битвы…


   Галина Георгиевна стала одержима этой мыслью. Она затеяла крупный разговор с детьми и внуками дома.    Пошла в музей и объявила о своем желании как можно скорее ехать в Волгоград  как на встречу с отцом, обратилась в администрации района и поселка, сходила в родную школу №1 к директору Елене Александровне Фещенко, с просьбой  помочь материально осуществить желанное заветное  решение. Перечитав все выявленные материалы по истории памятника, она недоумевала и размышляла вслух: в данную братскую могилу  воинов перезахоронили из первичного захоронения, в том числе  и ее отца, из могилы в Солдатской балке около 564 км того же района в Самофаловку. Почему же их не приглашали на перезахоронение? Ведь в Сводках о потерях был указан их сибирский адрес. И потом: не надо было его перезахоранивать, пусть бы покоились убитые солдаты там, где погибли. Важно побывать на месте гибели еще и потому, что там местные поисковики и краеведы дадут четкую картину боев 21 сентября 1942года. Вскроется еще много деталей, дополняющих картину боев. В братской могиле из всего количества захороненных 33 человека безымянные. Бойцы были захоронены  неопознанными. В Самофаловке оказалось еще 4 иркутянина, погибших на том же 564 км железнодорожного разъезда.


  Сумма денег на дорогу длиной в полстраны  требуется немалая. Казалось бы и семья большая, можно было бы всем собраться, но нашлись те, кто решил посодействовать Галине Георгиевне деньгами. В музее состоялась передача денег семьей Мазитовых из пос. Залари. Тут же они сделали запрос музейщикам на боевой путь своих родителей, и интернет  показал военные награды заларинца Мазитова Ахтама Миннигалеевича. Родная ЗСШ№1, в  которой верой и правдой отработали и жена погибшего Скребнева Мария Анатольевна, учительница немецкого языка, Почетный гражданин Заларинского района, и сама Галина Георгиевна, собрала несколько тысяч рублей. Собрали деньги и музейщики…   Сборы начались, а в  мыслях вспоминаются строки стихотворения Галины Георгиевны, написанные ею к предыдущему юбилею Победы пятилетней давности: 


Я не видела Тебя в бою, дорогой мой Папа.

Но порой представляю себе наяву:

Ты идёшь впереди, комиссар, с автоматом,

Призываешь солдат: «За Отчизну свою! …»


С фронта письма шли с любовью и верой,

Твоей весточке каждый был рад…

Война  окончилась нашей Победой,

А Ты погиб за город Сталинград.


Мы, ребятишки, ждали, когда Ты вернешься?

Бегали на вокзал встречать поезда.

Возвратились домой Солдаты – Герои,

А Ты, Папочка милый, ушёл навсегда…


О войне мы рассказываем детям и внукам.

Пусть знают они, что такое война.

Миллионы людей погибли, подвержены мукам,

Чтобы, наконец, была тишина…

Вечная Слава погибшим солдатам!...

Живым  завещано: «Мир хранить и беречь!»

«Никто не забыт и ничто не забыто», -

На обелисках мы можем прочесть.


Последние слова стихотворения подчеркивают значимость случившейся  находки и последующих событий, связанных с этим.


  В одном из своих писем с фронта  комиссар Скребнев , заменивший погибшего комбата, писал: 

…И внуки, и дети родные

В школах новых страны дорогой

Вспоминать будут дни огневые,

И у каждого – славный герой.

 

   Резкий ветер лицо обжигает.

Загорелась на шлеме звезда.

С  новой силою полк выступает,

 И врагам не  уйти от суда!... 





Скребнев Георгий Семёнович 1902г. рождения – 

военный комиссар роты 598 стрелкового полка, 

207 стрелковой дивизии, 

2 стрелкового батальона. 

Погиб 21 сентября 1942 года. 

     

Смотреть галерею >>>

Нет комментариев

Добавить комментарий