НОВОСТИ

АВВАКУМ ПЕТРОВ (1620-1682)

                    

В декабре 2020 года – 400 лет Аввакуму Петрову.


Савицкая Е.П. – Председатель Братского отделения областного общества Краеведов Приангарья. Историк, краевед, педагог и экскурсовод. Общественный деятель города Братска.


Братск называли Ангарской таежной темницей. На рубеже  второй половины XVII века с 1656 – 1658 года в Братском остроге дважды находился в заточении предводитель русских раскольников протопоп Аввакум.


Он был протопопом и главой старообрядцев на Руси. Он родился в селе Григорово Нижегородской губернии, в семье священника Петра, что служил в маленькой деревенской церкви Бориса и Глеба. На её месте сегодня стоит каменная Казанская церковь, которую построили в 1700 году.


Отец Аввакума по образу жизни ничем не отличался от своих прихожан. Как и все крестьяне, он распахивал землю, по праздникам даже мог напиваться, дрался и буйствовал. Нередко и ему самому попадало от местных мужиков. Мать Аввакума – Мария была наоборот, женщиной строго нрава и очень благочестивой. Рона ревностно соблюдала все посты и обряды, за что её назвали «постницей и молитвенницей». Родители назвали своего первенца Аввакумом в честь ветхозаветного пророка Аввакума. Мария обучила своего сына грамоте, и уже к 10 годам мальчик знал наизусть Евангелие! Мать часто говорила Аввакуму о том, что за любые прегрешения Бог насылает на человечество кару, и поэтому с раннего детства Аввакум знал что такое «страх Божий». Вместе со своей матерью он усердно молился для того, чтобы заслужить прощение за свои детские шалости.

Аввакум в раннем детстве полностью находился под влиянием своей матери, хотя в его характере не было её кротости и смирения. С детства у мальчика было развито острое  чувство справедливости, и он совершенно не боялся отстаивать свои убеждения и говорить всем правду в глаза. Отец его умер, когда Аввакуму исполнилось всего 12 лет, и мальчику пришлось рано помогать матери воспитывать своих многочисленных младших братьев и сестёр. Аввакум занимался крестьянским трудом, как взрослый, потому что прокормить семью одна мать не могла.


 В свободное от работы время, Аввакум ходил в расположенный неподалёку Макарьев монастырь, где читал книги, и наблюдал монашескую жизнь. Когда мать стала совсем немощной, она пожелала уйти в монастырь. Перед этим серьёзным шагом, она убедила Аввакума (ему было уже 17 лет) в том, чтобы он женился на дочери кузнеца Анастасии Марковне, которой в ту пору было всего 14 лет. Так он и сделал.


Со своей женой Аввакум поселился в Нижегородском селе Лопатищи, где был рукоположен в дьяконы, а затем и в священники. Но на обычного сельского попа Аввакум совершенно не был похож. Он пытался научить всех прихожан жить, что называется, «по-божески», причём не ограничиваться лишь только церковными службами, а навещал прихожан в их домах. Он часто выезжал и в соседние сёла. Везде Аввакум проповедовал трезвый и благочестивый образ жизни. Он не оставлял в покое и духовенство, и даже высшее начальство, порицая их за неправедные поступки.


Такая яростная непримиримость Аввакума никому не понравилась. Сельчане относились к его проповедям равнодушно, с усмешкой, а власть имущих он приводил в ярость своей непримиримостью и строгостью. Это закончилось тем, что в 1647 году у него отняли всё имущество, а его самого вместе с супругой, а также только что родившегося сына Ивана  изгнали из села. Семья отправилась искать справедливость в Москву.


В столице Аввакума стали поддерживать приближённые к царю протопопы Степан Вонифатьев, его земляк по Нижегородской губернии, и Иван Неронов. Конфликт между Аввакумом и местным начальством зашёл так далеко, что его не могли разрешить никакие высокие духовные лица. По этой причине Аввакуму пришлось навсегда покинуть своё село, и он снова переехал на другое место жительства в Москве.


 Здесь он входит в местный «Кружок ревнителей благочестия», и даже знакомится с царём Алексеем Михайловичем. Вскоре государь поставил Аввакума протопопом на родину Ермака, в город Юрьевец, расположенный у слияния реки Унжи с Волгой. Аввакум очень гордился своими новыми назначениями, потому что должность «протопоп» - это высший сан для «беглого» попа. Достаточно только сказать о том, что и сам царский духовник тоже был протопопом! Искреннее благочестие и неистребимая жажда справедливости Аввакума, и здесь оказалась, что называется «не ко двору». Аввакуму снова пришлось вернуться в Москву, где он остаётся жить, несмотря даже на недовольство царя, который никак не мог понять причину бунтовства и недовольства своей паствой Аввакума. Ему было невдомёк, что такая сильная личность, как протопоп Аввакум никогда не пойдёт на компромиссы, и всегда будет требовать от людей благочестия не на словах, а на деле.


Судьба распорядилась, таим образом, что патриархом России был избран земляк Аввакума Никита Минин, который принял духовный сан с именем Никон.  Вначале Аввакум, как и другие члены «Кружка ревнителей благочестия», поддержали избрание Никона на патриарший престол. Вскоре все они становятся непримиримыми врагами. Начало этого конфликта пошло с того, что Никон решил реформировать русскую православную церковь, и все церковные обряды устроить по греческому образцу. Он потребовал пересмотреть и все старые богослужебные тексты, уставы, псалтири, Евангелия и другие книги, чтобы внести в них соответственные изменения, если они в каких-то вопросах расходились с греческими текстами священных книг.


Аввакум, и другие ревнители благочестия, в том числе и Иван Неронов, протопоп Иоанн, Даниил Костромской, резко выступили против этих нововведений. За все свои возражения они были лишены духовного сана, и сосланы в ссылку.


 Аввакума вначале лишили поста в Казанском соборе на Красной площади, где он служил вместе с Иваном Нероновым. Их перевели в церковь Замоскворечье. Там Аввакум продолжил нести службу по традиционному обряду, и призывал своих прихожан не подчиняться новым греческим правилам веры. После этого Аввакуму вообще было запрещено совершать какие-либо богослужения.


Далее  Аввакум собирает всех своих приверженцев веры, и проводит богослужения на сеновалах в конюшне дома Неронова. Это уже стало грубейшим нарушением всех церковных правил, и действия непокорного Аввакума были расценены как вызов властям, потому что в проповеди Аввакум однажды сказал: «Бывают такие времена, когда и конюшня иной церкви становится лучше, чем храм!» Власти решили в 1653 году арестовать Аввакума, и посадить его на цепь в подземелье Спасо-Андронниковом монастыре, где ему даже не давали ни пищи, ни воды.


В таком заключении Аввакум провёл несколько месяцев, и к нему приходили священники, монахи и уговаривали смириться и покориться царю. Все они получали решительный отказ, и тогда Аввакума жестоко избивали, уни жали, плевали ему в глаза, таскали за волосы, но всё это было бесполезно.  Он не хотел принимать то, что ему было противно. Аввакум так и не покорился никому. После многочисленных пыток, усмирить строптивого протопопа, решились на крайние меры. Его привели на цепи в Успенский собор, и там, в присутствии царя и самого патриарха, приговорили к ссылке вместе с семьёй в Восточную Сибирь.

После того, как этапом Аввакум прибыл в Тобольск, мятежный протопоп был назначен священником Вознесенской церкви. Однако и здесь он стал проповедовать строжайшую нравственность, и очень быстро нажил себе новых врагов среди местной власти и прихожан. За это Аввакума сослали в Якутский острог, а оттуда и в Забайкалье.


С отрядом воеводы Пашкова, Аввакум был отправлен в Нерчинский острог. Путь туда лежал далёкий, и был очень тяжёлым. В дороге у Аввакума умерло двое малолетних сыновей. Летом 1662 года Аввакум получает разрешение вернуться в Москву. На обратном пути он постоянно выступал против «Никоновой ереси», обретая всё новых и новых сторонников. В июне 1664 года, пробыв в сибирской ссылке 10 лет и 8 месяцев, Аввакум вновь оказался в Москве.


К тому времени разногласия между царём, патриархом и Аввакумом стали самыми непримиримыми. Никон отказался от патриаршества, и удалился в монастырь. Когда царь вспомнил о противнике Никона, и о протопопе Аввакуме, он встретил его как мятежника, а толпа – как мученика за свои убеждения. Некоторое время Аввакум был желанным гостем в домах московской знати, и свободно проповедовал, как и раньше. Наряду с приверженцами старых церковных порядков, появились к тому времени и люди, которые его поддерживали.


В этом случае царь, бояре и церковные иерархи вновь напомнили Аввакуму о долге смириться с необходимостью реформ. Аввакум оставался непреклонным, и продолжал выступать за восстановление старинных обрядов в церквях Москвы. Протопопа вновь схватили, и вместе с семьёй сослали в заполярный город Пустозёрск. В 1666 году на короткое время Аввакум возвращался в Москву для участия в церковном соборе. После очень бурных диспутов с противниками собора, который утвердил новые церковные правила, Аввакума, лишили священного сана, и предали анафеме.  Он снова был сослан и проклят, и 15 мая 1666 года его отправляют в Николо-Угрешский монастырь под Москву. Там состоялась встреча его с царём Алексеем Михайловичем, и царь снова попытался примирить его с официальной церковной знатью. Но всё было напрасно.


Аввакум не уступал своим убеждениям, и поэтому был отправлен в заключение, в Пафнутьев монастырь. Там он провёл более года, и в июне 1667 года был вновь доставлен в Москву для участия в диспуте с тремя патриархами Макарием, Александрийским и новым московским патриархом Московским. Споры между ними так ни к чему и не привели, кроме вражды. В таком случае 20 июня 1667 года Аввакум, вместе с несколькими приверженцами старой веры, вновь были сосланы в Пустозёрск.


После  заключения в келье, Аввакума, вместе с Епифанием и Лазарем посадили в земляной сруб. Находясь в этом заключении, Аввакум постоянно писал, и затем рассылал послания своим приверженцам челобитные грамоты и многочисленные письма к Алексею Михайловичу, а после его смерти – к новому царю, Фёдору Алексеевичу.


Во время заключения в Пустозёрске, Аввакум впервые начал заниматься активной литературной деятельностью. Он смог написать в таких нечеловеческих условиях несколько религиозных трактатов, а также своё знаменитое «Житие», в котором  подробно рассказал всю историю своей жизни. Это была история человека, который всю свою жизнь боролся за свои истинные убеждения. Свою судьбу он связывал с исторической жизнью и самой Россией XVII века. В этом удивительном произведении Аввакум нарушил традиционный жанр изложения, и создал практически самую первую в истории русской литературы автобиографию.


Послания Аввакума весьма раздражали царя и всех церковных иерархов. Они считали, что, даже находясь в ссылке, мятежный протопоп наводит на Руси «соблазн и смуту». По этой причине церковный собор приговорил четверых самых строптивых пустозёрских узников, и в их числе и Аввакума, к сожжению. Эта публичная казнь  была исполнена при большом стечении народа.


В стародавние времена на Руси было очень много священников, которые по-разному относились к исполнению свих духовных обязанностей. Имя протопопа Аввакума осталось в истории не только России, но и Сибири. Он, несомненно, был яркой личностью своего времени, и страдал за свои убеждения, которые яростно и мужественно отстаивал. Его жизнь показала, что никакое давление извне не сможет заставить человека изменить свои убеждения, если он искренне в них верит.


Так в середине XVII века в русской церкви произошёл раскол, а борьба Аввакума и всех его приверженцев за сохранение старой веры, положила начало церковному движению, которое вошло в историю под названием «СТРООБРЯДСТВО».


С далеких времен  Братск был известен КАК МЕСТО ССЫЛКИнеугодных царю людей. Здесь томились те, кто отважился на борьбу против царя за лучшую жизнь. При одном только слове «Братск» у людей, обреченных на ссылку, стыла кровь.


Смотреть галерею >>>>

 

 

 

                    Литература и примечания.


  1. Базаров Б.В. Присоединение Бурятии к России: геополитические сценарии трансграничья в XVII – XIX вв. // Власть. 20.11.2005. С. 9-
  2. Дамдинов А.В., министр образования и науки РБ. Из выступления на совещании по подготовке к 350-летнему юбилею добровольного вхождения Бурятии в состав Российского государства. Улан-Удэ. 2011.
  3. Даурия – старинное название местности, находящейся на восток от озера Байкал и составляющая часть Забайкалья.
  4. Артемьев А.Р. Города и остроги Забайкалья и Приамурья во второй половине XVIIXVIII вв. Владивосток. 1999. С. 37.
  5. Андриевич В.К. История Сибири. СПб. 1889. С. 84.
  6. Артемьев А.Р. Города и остроги Забайкалья и Приамурья во второй половине XVIIXVIII вв. Владивосток. 1999. С. 38.
  7. Там же.
  8. Антимис (греч. - вместо престола) - освященный архиереем шелковый или полотняный плат, на котором изображен осьмиконечный Крест с тростию и копием по сторонам. В антимис вшивается частица мощей святых мучеников за Христа по примеру того, что древние христиане собира­лись для богослужений на могилах мучеников. Без антимиса с мощами, соглас­но церковным правилам, невозможно совершать Божественную литургию.


После церковной  реформы расколопатриарха Никона в новообрядческой  церкви утвердилось наименование "антиминс". Изменилось и изображение, на нем вместо креста с орудиями страстей стали помещать образ Положения Иисуса Христа во гроб. (Вургафт С.Г., Ушаков И.А. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря. Москва. 1996. С. 28.)


  1. Артемьев А.Р. Города и остроги Забайкалья и Приамурья во второй половине XVIIXVIII вв. Владивосток. 1999. С. 38.
  2. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. Архангельск. 1990. С. 25.
  3. Там же. С. 26-27.
  4. Там же. С. 27-30.
  5. Хилок – река, приток реки Селенги, впадающей в Байкал.
  6. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. Архангельск. 1990. С. 30-31.


В.Ф. Герасимов.  «Летопись Братска». Т. 1.


  1. Ингода – река в системе реки Амур, вместе с рекой Ононом составляет реку Шилку.
  2. Нерча – река, приток реки Шилки.
  3. При отправке протопопа Аввакума в Сибирь, у него было, три сына. Иван, Прокопий, и только что родившийся Корнилий. Иван и Прокопий далее упоминаются как живые, следовательно, умер Корнилий и еще один сын, очевидно родившийся в Сибири.
  4. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. Архангельск. 1990. С. 30-32.
  5. Там же С. 34.
  6. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. Архангельск. 1990. С. 39-42.
  7. Там же С. 42-43.
  8. Константин Великий, римский император (285-337), утвердил христианство как государственную религию; на Никейском соборе (325 г.) добился осуждения Ария.


Затем он выступал за смягчение постановлений, направленных против ариан. О том, как Арий «пленити хотя царя», сообщает Хронограф.


  1. Аввакум перечисляет ереси, внесенные Никоном в церковный устав и богослужебные книги.
  2. Фармос (Формоз) – римский папа (891-896); после смерти был обвинен в узурпации папского престола, предан духовному суду и проклят. Источником сведений для Аввакума служили Хронограф, «Повесть о белом клубуке» и «Книга о вере».
  3. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. Архангельск. 1990. С. 132-134.
  4. Ржевский Иван Иванович (ум. 1678) – воевода в Енисейске с 1658 - 1663 г.
  5. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. Архангельск. 1990. С. 153.
  6. Календарь РПСЦ. 2009. С. 124.
  7. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. Архангельск. 1990. С. 18.
  8. История и культура семейских Забайкалья. Хрестоматия. Ч. 1. Сост. В.Л. Петров, Е.В. Петрова. Улан-Удэ. 2005. С. 112.
  9. Там же. С. 275.
  10. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. Архангельск. 1990. С. 132-1133.


 

 

 

Нет комментариев

Добавить комментарий